+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Работа в Церкви: искушения будут?
Просмотров: 1439     Комментариев: 2

Церковь как место работы дает верующим людям возможность проводить продолжительное время в храме, поэтому православные, особенно новообращенные, нередко готовы оставить высокооплачиваемую должность «в миру» и согласиться работать за малую плату в своем приходе. Однако, трудясь в церковной ограде, человек сталкивается порой с не меньшими, а то и с большими искушениями, нежели в прежней деятельности.

Безусловно, во многих случаях человеку стоит по-прежнему служить людям в том же призвании, что и до прихода к Богу, не меняя резко свою жизнь и не становясь церковным певчим или уборщицей. А тем, для кого храм всё же становится местом, где он ежедневно проводит свое рабочее время, стоит набраться терпения и постараться быть мудрее. Об опыте переживания такого рода трудностей — в рассказе нашего внештатного автора.

Когда-то в 90-х, закончив Саратовский государственный университет, я устроилась работать на государственное предприятие — там прошли многие годы моей жизни. Несколько лет назад, после сокращения, решила, что искать работу буду в Церкви. К тому времени я уже была воцерковлена, периодически оставалась после службы, чтобы помочь убраться, почистить подсвечники, но постоянную работу в храме, прихожанкой которого я являюсь, мне не предложили. Наверное, это и можно считать первым искушением. Стоит понимать, что штат сотрудников в храме, особенно небольшом, зачастую совсем невелик, расширить его нет материальных резервов, так что, возможно, всё, что вам смогут предложить, — это быть добровольным помощником, не получая за это платы. Может быть, стоит смириться и принять это предложение, а оплачиваемую работу поискать в другой сфере — ведь если настойчиво требовать от Бога желаемого, оно может оказаться нам не во благо. Но я решила расширить зону поисков и продолжить попытки отыскать свое место в церковной организации…

Через несколько месяцев мне удалось найти вакансию не в храме, но в православной организации. Меня приняли, однако работа была очень низкой квалификации, не требовавшей никакого образования — не то что моего высшего. Кроме того, она была физически тяжелой — с непривычки можно надорваться. Но я так мечтала войти в коллектив собратьев по вере, что согласилась сразу и на всё.

Меня переполняла жажда деятельности, служения, и я ревностно выполняла любое поручение, задерживаясь надолго после окончания рабочего дня. Однако спустя совсем недолгое время мне довелось понять, почему, как я это сама для себя формулировала, излишний энтузиазм в церковной работе не приветствуется. На одно из заданий мне пообещали выделить помощников, но я, решив, что начальство медлит, а мне вполне под силу справиться одной, ринулась сражаться с проблемой в одиночку. Дело я сделала — в кратчайшие сроки, как хотела, — но начались проблемы со здоровьем. И это стало первым серьезным духовным уроком на новом месте.

Работа в Церкви для вчерашнего светского специалиста неизбежно влечет за собой изменения в образе жизни. И речь не только о том, что придется всю рабочую неделю соблюдать «юбочно-платочный» дресс-код, отправив на антресоль офисные брючные костюмы, не только о том, что в какие-то дни придется очень рано вставать — если ранняя Литургия в 7 часов утра и нужно быть в свою смену в церковной лавке или на клиросе… Честно говоря, для меня самым большим изменением стало то, что моя зарплата по сравнению с прежней «светской» уменьшилась вдвое. Для церковной служащей это был вполне средний доход — я понимала, что люди вокруг меня живут на примерно такие же средства, выходя из положения, кто как может. Вернее, выход, по большому счету, только один: не брать больших кредитов, не позволять себе лишних трат, находить дополнительные источники дохода и экономии (подработки, сад-огород и т. д.). Мне удалось выстроить свой бюджет и жить на эти деньги, имея всё необходимое (и удивляясь тому, как много и бестолково я прежде покупала вещи, маскируя «разумными» доводами страсть мшелоимства). Но к искушениям, связанным с финансами, тоже нужно готовиться: понять для себя, на что вы будете жить, на чем согласны экономить, как это отразится на жизни людей, от вас зависящих, и только после этого определить свою готовность к переходу со светской работы на (в большинстве случаев) скромнее оплачиваемую церковную.

И еще нельзя забывать, что, приходя трудиться в Церковь, нужно быть предельно требовательным к себе и снисходительным к немощам других людей. Обиды, конфликты, недопонимание — неизменные спутники в нашей работе. И если человек рассчитывал найти в церковной организации сообщество ангелов и святых (которые его, совсем не святого, будут во всём бесконечно терпеть), он, скорее всего, быстро разочаруется и уйдет обиженным. Если же вместо обиды на человека, который с нами несправедлив, мы помолимся за него, то оба станем сильнее духом. И тогда повсе­дневное пребывание в Церкви действительно станет для нас благотворным — храм станет тем местом, где мы с трудом, с разными нестроениями, но будем учиться любить и прощать.

Приведу в пример свой опыт участия в крестном ходе в Вавилов Дол. У меня было послушание помогать чистить и резать овощи на полевой кухне. Какие там были искушения! Во-первых, раздражительность: каждый привык у себя на кухне делать, как ему удобнее, а тут нужно делать так, как говорят. Во-вторых, ропот: спать приходилось совсем мало, и в этой усталости хотелось обвинять всех и вся. Однако мы понимали, что крестный ход будет идти еще долго, и надо либо покидать его, либо как-то пристраиваться друг к другу. И тогда, желая все-таки остаться, мы научились молиться во время совершаемого дела, научились объяснять, как правильно, тому, кто делает что-то неправильно, а не предъявлять претензии, научились просить прощения, если кого-то обидели. И потихоньку из разрозненной группы людей мы становились братьями и сестрами во Христе, а в конце крестного хода нам уже до боли не хотелось расставаться друг с другом, да и на кухне у нас дело спорилось.

Не могу не затронуть вопрос о послушании начальству: как быть, когда на твоих глазах вышестоящие обижают, иногда по навету, других сотрудников? В действительности ответ прост до чрезвычайности: если видишь, что притесняют слабого, неоправданно клевещут на человека, нужно обязательно заступиться. В Писании сказано: ударившему тебя по щеке подставь и другую (см.: Мф. 5, 39), но нигде не сказано, что когда другого бьют, нужно пройти мимо. Также сказано, что нет больше той любви, если кто жизнь свою отдаст за друга своего (см.: Ин. 15, 13). Так и здесь. Послушание, безусловно, должно иметь место в Церкви, но послушание с рассуждением. Конечно, возражения руководству лучше высказывать не в присутствии подчиненных, а наедине, по возможности помолясь перед этим, — тогда критика может быть воспринята совсем иначе. Но как бы там ни было, нельзя заниматься человекоугодием и бояться сказать правду человеку, потому что он начальник и ты у него в подчинении.

Очень важно научиться ощущать себя неотъемлемой частью Церкви и всё, что в ней совершается, считать общим делом, а не «я свою работу сделал, другие пусть делают свою». Здесь иногда требуется взаимовыручка. Просят тебя помочь — сделай над собой усилие, помоги, тогда и тебе придут на помощь, когда в этом будет необходимость. Хотя, конечно, когда на ком-то из сотрудников начинают «выезжать» во всех ситуациях, постоянно перегружая его, нужно ставить вопрос об этом так же, как и на любой работе.

Еще одно из искушений в Церкви — преимущественно женский коллектив и то, что обычно такому сообществу присуще: сплетни, пересуды, зависть. Всё это встречается и в стенах храма или церковной организации. Даже если ты сам в этом не принимаешь участия, это ранит: как же так, они же христианки!

Бороться с этими проявлениями в других людях, наверное, невозможно — главное, самой ни о ком не сплетничать. К сожалению, клевета от церковных людей тоже бывает и страшной, и грязной. Враг нашего спасения всегда стремится поссорить, разобщить людей в церковной ограде, настроить их друг против друга. И тут главное его оружие — это ложь. Он показывает нам то, чего реально нет, мелкие промахи представляет ужасными преступлениями, делает из мухи слона. Но на самом деле, если посмотреть объективно, практически любой церковный коллектив в большинстве своем состоит из совестливых, отзывчивых людей, пришедших работать именно ради Бога. Иные уходят сами и очень быстро — не нравится то, не устраивает другое, и в конечном итоге становится невыносимым всё. А чтобы остаться и находить в своих повседневных обязанностях в храме радость — не в чаду новоначального энтузиазма, а год за годом, — нужны бывают любовь к людям, любовь к Богу и, не побоюсь сказать, высокая идея. В глазах и в поступках тех, кто работает рядом со мной, я всё это вижу.

Газета «Православная вера» № 04 (600)

Комментарии:

08.03.2018 19:55:45  Гость

В свое время о. Иоанн (Крестьянкин) не благословлял своим чадам идти работать  при церкви, хотя они его очень просили об этом.

19.03.2018 11:55:39  Марина

Какое удивительное замечание гостя! А кто должен работать в храмах и на общецерковных послушаниях? Мирские люди, далекие от Церкви? Чтобы у людей благочестивых соблазнов не взникало? Работа в Церкви, конечно, требует и опытности, и терпения, и смирения, и многих других добрых качеств. Но этого же требует и всякая другая работа, если ее вполнять по совести. А если мы, верующие люди, не готовы взять на себя ответственность за свою Церковь, то кто это должен сделать за нас? По опыту многих людей могу сказать, работа в храме приносит не только скорби и искушения, но еще и огромную радость.

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.