+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Примириться с Богом
Просмотров: 340     Комментариев: 0

Человеку свойственно ошибаться и грешить, быть обиженным и обижать, а потом мучиться чувством вины. Это чувство, известное каждому, бывает изнуряющим, разрушительным. Зачем оно дано человеку? От Бога ли оно? Помогает или мешает чувство вины нашей духовной жизни? На эту тему рассуждает настоятель храма во имя благоверного князя Александра Невского в селе Генеральское священник Алексий Талалаев.

Всякий перед всеми и за все виноват.

Ф.М. Достоевский

– Отец Алексий, в «Душеполезных поучениях» аввы Дорофея есть замечательные строки, касающиеся темы нашей беседы. «Если мы во всем, что с нами случается, считаем виноватыми самих себя, а не других, то это приносит нам много добра и доставляет великое спокойствие и преуспеяние». Речь в этом поучении идет о виновности перед Богом, и это всегда очевидно. Но мысль, высказанную Достоевским, что каждый виноват перед всеми людьми, принять трудно.

– Возможно, таким было глубокое религиозное чувство писателя, когда он работал над романом «Братья Карамазовы», где эту мысль высказывает старец Зосима. Но до такого духовного состояния надо дорасти. Достоевский не всегда был с Богом. В трудах писателя мы можем четко проследить его путь богоискания. Этот период жизни Достоевского можно найти и в литературных произведениях, и в письмах к супруге. И главным выводом своих поисков он считает, что только Господь может наполнить жизнь истинной радостью.

Искреннее чувство виновности «перед всеми и за все» рождается по мере приближения к Богу, любви к Нему, союзом трех добродетелей: веры, надежды, любви. Это высшая ступень духовного совершенства, о которой писал преподобный Иоанн Лествичник в своем знаменитом труде «Лествица». Даже незначительными грехами каждый из нас вносит свою лепту в общую копилку грехов. Мы все совиновны в тех нестроениях и катаклизмах, которые происходят сегодня в мире. Думаю, нравственную логику Достоевского нужно понимать именно в таком ключе. И я с ним согласен.

– В чем-то и перед кем-то мы всегда бываем виноваты. Но из-за постоянного чувства вины в душе никогда не будет мира и покоя, так можно впасть в уныние.

– Чтобы ощущать свою виновность перед всеми и не впасть в уныние – надо иметь глубокий религиозный опыт и, здесь я поставлю три восклицательных знака, – правильный опыт!!! Это очень важный момент. Если на чувство вины смотреть по-мирски – это всегда отрицательная эмоция, и, чтобы от нее избавиться, человек начинает искать правильное обоснование своему поступку (например: я этого достоин, заслужил, а почему он, а не я?). В религиозном контексте чувство вины – это всегда голос совести, который нам говорит о том, что мы согрешили и нарушили заповедь Христа о любви к Богу и ближнему.

– Значит, чувство вины – от Бога?

– Несомненно, это голос Божий и сигнал к исправлению своей жизни. Мы созданы по образу и подобию Бога, и эта замечательная привилегия требует от нас праведной жизни. Бог дал нам закон, который написан на наших сердцах, о чем свидетельствует совесть (Рим. 2, 15). Совершая поступок, неугодный Богу, мы испытываем чувство вины, игнорировать его не надо.

– Но что делать с виной, если ею отравлена вся жизнь?

– Все, что нам нужно сделать, – обратиться к Богу и покаяться, чтобы загладились грехи ваши (Деян. 3, 19). И тут от человека требуется только одно: сделать шаг навстречу к Богу и оставаться рядом с Ним, остальное Он сделает за тебя.

– Как понять, что Бог простил, если чувство виновности осталось даже после исповеди?

– Враг рода человеческого использует чувство вины, чтобы удерживать нас вдали от Бога. Но Господь сказал: Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете (Ин. 8, 36). Давайте приближаться к Нему с искренним сердцем в полной уверенности, что Бог хочет нас освободить от всего, что мешает нашей полноценной жизни и свободе.

От одного священника я услышал такой совет: если чувство вины не оставляет даже после исповеди, надо на время забыть о совершенном грехе, дать душе восстановиться от этой раны. Когда душа обретет силу в Боге, тогда уже стоит приносить дальнейшее покаяние, в храмовой или домашней молитве. Точно так же, как и в телесной болезни. Чтобы двигаться дальше, сначала надо восстановить силы.

– Скажите, отец Алексий, как не перейти грань, за которой чувство вины превращается в патологическое — самоедство и самобичевание?

– Для начала надо принять факт своей ошибки, осмыслить ее и попытаться найти пути решения проблемы. К примеру, могу привести такую ситуацию: часто на исповеди люди говорят о том, что, потеряв родителей, не могут избавиться от чувства вины. Им кажется, что недодали им любви, заботы, внимания.

Но время вспять не повернешь, остается за них молиться, подавать милостыню. Кому-то хватает таких мер, а кто-то продолжает испытывать вину. И тут важно понять, на самом ли деле человек хочет решить эту проблему, или ему просто приятно «испытывать чувство вины» и иметь повод для исповеди. Если человек действительно хочет освободиться от этого состояния, можно найти одиноких стариков и начать о них заботиться. Найти точку приложения той любви, которую ты недодал своим родителям. Берись – и ухаживай!

А можно годами говорить о своей вине перед усопшими, заниматься самоедством, и это будет абсолютно бесплодное занятие. Не имеющее ничего общего с религиозным чувством.

– Отец Алексий, но что делать, если вся твоя жизнь отравлена чувством вины?

– Все время думать о совершенном грехе и не видеть в жизни никакой радости – не правильно. Исповедь, покаяние – вот таинство, в котором Господь невидимо, незримо, непонятным для нас образом действует в нашей душе и очищает ее. И душа преображается, становится светлее, радостнее.

В начале своего воцерковления я прочитал одну историю, и она мне запомнилась. В монастыре два инока совершили тяжкий грех. После исповеди один стал постоянно плакать, другой радоваться. Братья удивляются, глядя на них, не понимают, почему они так по-разному себя ведут? Оказалось, что один через очистительные слезы выражает свое покаяние, другой радуется, что Господь даже в таком тяжелом грехе готов его простить и принять как блудного сына. Так по-разному – один через слезы, другой через радость – они приближались к Богу и черпали силу для дальнейшей духовной жизни.

Настоящее покаяние приносит мир с Богом, с самим собой, с ближними. Оно не должно вгонять человека в уныние.

– Часто человек исповедуется в одном и том же грехе, и это продолжается так долго, что стыдно бывает идти к одному и тому же батюшке и вновь каяться.

– Значит, человек не борется с грехом. Я уже говорил, что чувство вины должно стать отправной точкой для изменения ситуации. А что ты для этого сделал? Как правило, за словами «не могу» стоят слова «не хочу». Не хочу отказаться от того или другого греха, так как он приносит мне удовольствие сейчас, а что будет после него, я не знаю, и это меня пугает еще больше, чем гнетущее чувство вины. Вот такой парадокс.

Как пример, самый распространенный, наверное, грех – осуждение. Но люди почему-то не освобождаются от него. Почему? Потому что не хотят, им нравится осуждать других – приятное занятие. Святитель Феофан Затворник наставлял своих духовных чад, чтобы они часто повторяющийся грех исповедовали одному и тому же священнику. Когда, наконец, станет стыдно, тогда человек приложит максимум усилий, чтобы избавиться от этого греха. А Господь в этом поможет.

– Если Вам, отец Алексий, человек станет каяться словами Достоевского – «перед всеми и во всем виноват» – примите ли Вы такую исповедь?

– Когда человек говорит, что во всем виноват, значит, в нем чувство ложного смирения. Это происходит от невнимательного отношения к себе и к своей духовной жизни. Когда я слышу такое на исповеди, то в шутку спрашиваю: «Воровал, убивал, разбойничал на дорогах, банк ограбил?» — «Нет, нет! Что Вы, батюшка!» Значит, уже не во всем виноват. Шутка отрезвляет, и начинаем говорить о конкретных вещах.

Вспомним еще раз преподобного Иоанна Лествичника. Если человек находится пока еще на первой ступени своего восхождения к Богу и говорит, что во всем виновен, – это лукавство. А человек эмоциональный с таким чувством виновности «за все и перед всеми» может вообще перестать видеть радости, которые нам посылает Господь. Это радость совместной молитвы в храме, участие в таинствах, Причастие. Мы перед началом этого таинства всегда говорим: «Со страхом Божиим и верой приступите». А в более ранних рукописях к этой фразе добавляли – «и с любовью». Потому что Бог и есть Любовь. 

«Православное Заволжье»

Комментарии:

нет комментариев