Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Палыч
Просмотров: 461     Комментариев: 0

Среди тех, кто провожал директора школы поселка Возрождение — Александра Павловича Ватолина — в последний земной путь, пожалуй, не было ни одного равнодушного человека. Кто-то вспоминал, как однажды, еще будучи молодым учителем, он сразу после урока быстро и неожиданно мастерски подстриг патлатых мальчишек, после чего они уже не дерзали приходить на занятия в неаккуратном виде. Кому-то помнится, какие интересные, близкие к жизни у него были уроки физики, математики, информатики. Для кого-то — он тот, кто первый и порой единственный приходил на помощь в беде. Для сотен учеников, юных еще и уже выросших, для коллег, друзей, родных он — «Палыч», и не было большей радости, чем учиться и работать с ним бок о бок.

«Приходите после уроков»

 

— Его уважали даже самые отъявленные дебоширы и двоечники, — рассказывает бывший ученик Александра Павловича, Максим Наумов. — Физику я полюбил только с ним — в 10 классе, потому что он умел увлечь: на физике мы что-нибудь взрывали, он делился с нами соображениями о разных научных проблемах, которых не найдешь в учебнике. Благодаря Палычу я смог заниматься информатикой: она полагалась в 10 классе, я ждал, но программа обучения изменилась, и этот долгожданный предмет перенесли в младшие классы. Тогда Палыч предложил: «Приходите после уроков!». И если бы не те занятия, то не осуществилась бы моя мечта. Сейчас у меня любимое дело: работаю в Москве, создаю программное обеспечение.

На университетские каникулы, а впоследствии в отпуск Максим приезжал в Возрождение к родителям и обязательно заходил к своему учителю.

— Взрослея, я начал понимать, какого мужества, скольких сил, душевных и физических, стоило Александру Павловичу не просто поддержание жизни школы, а превращение ее в одно из лучших средних учебных заведений в области. В каждый мой приезд он показывал мне или заново оборудованный спортзал, или переукомплектованный компьютерный класс, или отремонтированные кабинеты.

Несколько раз школу поселка Возрождение признавали лучшей официально: «Лучшая школа района», «Лучшая школа РФ, внедряющая инновационные программы», «Лучшая базовая сельская школа». Среди выпускников школы — золотые и серебряные медалисты, доктора и кандидаты наук, мастера спорта.

Цена лучшей школы

 

— Он работал круглые сутки, жил в школе и школой, — без тени упрека, но с глубочайшей болью о том, что такая работа подорвала здоровье супруга, говорит учитель химии Людмила Валерьевна, жена Александра Павловича.

Людмила Валерьевна тоже служила школе, но это служение не было самоцелью: главным всегда был он — ее супруг.

Особенно тяжело, по ее словам, было следовать призванию в 90‑х: даже будучи директором, муж несколько месяцев почти не получал зарплату, тем более не было зарплаты у нее — обычной учительницы. А в это время их дочь Ирина поступила в саратовский пединститут, и в городе без материальной поддержки родителей ей было не справиться. Люди в поисках заработка покидали родной поселок: уезжали на Север, в Москву.

— Александр Павлович был готов ради семьи оставить школу, его приглашали в столицу. Но мы, всё обсудив, приняли решение держаться здесь. Ведь школа — это его дело, он с детства хотел быть учителем, и обязательно в селе.

Отработав весь день, Людмила Валерьевна и Александр Павлович отправлялись на берег реки Терешки, где друзья выделили им огромный огород. По осени супруги собирали на полях оставшиеся соцветия подсолнечника, шелушили скалками полные ведра семечек и отправлялись на местный завод «Электрофидер» отжимать масло. Помогло и то, что родители Людмилы Валерьевны держали скотину. Так, вместе, они перенесли тяжелые годы.

— У Александра Павловича никогда не было отпуска: работал всё лето. И болезни тоже все переносил на ногах. Год тому назад с участковым врачом договорились, что его примут в кардиологическую больницу — проверить сердце. И направление было, и люди ждали. Но появились дела, и он отложил поездку: «Я попозже». А потом школа получила автобус, и он говорит: «Я не могу никуда выехать, потому что на автобус нет документов, мне могут в любое время позвонить и сказать, чтобы я приехал в Саратов за этими документами», — и опять отложили. Он думал, что еще будет работать, что еще хватит сил. И думаю, что он был счастлив. Ему всегда было легко отдавать.

Женский коллектив

 

За годы в школе Возрождения установилась атмосфера любви и семейственности. Неведомым образом Александр Павлович знал о беспокойствах, проблемах каждого.

— Когда меня положили в больницу, Александру Павловичу я звонить не стала: лето, зачем его беспокоить лишний раз, — вспоминает заместитель директора по воспитательной работе Валентина Шишкина. — Но когда меня перевели из реанимации в палату, вдруг все, кто был в палате, оглянулись на входную дверь. Там, держа в руках туфли, встревоженный и внимательный, стоял Александр Павлович. «Ты нас так больше не пугай!» — сказал он, протягивая гостинцы.

Не забывал он и о выпускниках. Как-то одной из бывших учениц предстояла тяжелая операция в другом городе. Ватолины помогли ее родителям, а самой девушке подарили икону. Она благополучно перенесла операцию и сейчас учится в университете.

— Перед нами всегда стояла самая высокая планка: сделать просто хорошо — не достаточно, — вспоминает учитель русского языка и литературы Галина Михайловна Пискунова. — Как-то, возвращаясь с учеником с международного конкурса «Политика вокруг нас» с третьим местом, я представляла, как, должно быть, обрадуется Александр Павлович. А он при встрече спросил: «Почему не первое?».

— Думаю, что нашим завучам при нем было очень просто с нами работать, — продолжает она, — потому что мы слышали: «Александр Павлович просил то-то и то-то сделать» — и мы все делали. Порой и в выходные случалось оставаться, завершая срочную работу. Наш директор воспитал нас собственным примером.

От Савла к Павлу

 

Этим летом Александр Ватолин был на престольном празднике в исчезнувшем селе Новоспасское. Преображенский храм, стоящий в поле наособицу, привлекал его давно. Он говорил, что в этом старинном «намоленном» месте особенно хорошо душе.

Перед службой храм нужно было подготовить, навести порядок. Потрудиться отправились старшие школьники, выпускники. Не по приказу, не строем — для них «с Палычем поехать поработать» было в радость.

С собой в это последнее лето Александр Павлович возил «Лествицу» — читал, когда выдавалась свободная минутка. И это было удивительно — ведь совсем недавно он был убежденно «советским человеком».

— Одна из наших первых встреч была очень горячей, конфликтной, — рассказывает настоятель Крестовоздвиженского храма города Хвалынска (в те годы — настоятель строящегося в поселке Возрождение храма) протоиерей Виталий Колпаченко.— Это было выездное совещание во главе с районным главой — тогда на этой должности был Валерий Радаев. Я сел в уголочке, довольно далеко от президиума, в котором находился и Александр Павлович. Валерий Васильевич, заметив меня, спросил: «Есть ли какие-то проблемы, сложности?». Я прямо и сказал: «В школу не пускают». «Чтобы и духу не было, — от всего сердца возмутился Александр Павлович, — не бывать священнику в светском учебном заведении!». Он в тот момент был, как Савл — категоричный, пламенный. Я ему ответил строкой из послания апостола Павла: что знание надмевает, а любовь назидает (1 Кор. 8, 1). Но усадили нас, не дали продолжить разговор. И думаю: «Всё теперь! Вход в школу закрыт».

В следующий раз они встретились случайно. Александр Павлович с супругой ехали домой из Благодатного, что в восьми километрах от Возрождения, когда свет фар вдруг осветил шедшего по обочине человека. Путником в калошах и под зонтом оказался отец Виталий. Священника на обочине не оставили, подбросили домой; о чем говорили дорогой — никто толком и не помнит.

Что именно тронуло сердце Александра Павловича потом, когда он попросил отца Виталия освятить школу, когда начал шаг за шагом устремляться к Богу?.. Для себя и для всей школы — не как нечто модное, а как то, что он обрел в своем сердце, — он избрал в качестве одного из приоритетов духовно-нравственное воспитание детей. В поселке Возрождение стали проходить ежегодные образовательные чтения, появился кабинет «Основ православной культуры», а сам этот предмет с согласия родителей был введен во всех классах — с первого по одиннадцатый.

— Он был человек горячий, импульсивный иногда, мог вспылить. Но если сделал что-то не так, обязательно просил прощения. Он не боялся уронить свой авторитет, признавая свои ошибки, — рассказывает заместитель директора, Валентина Александровна.

Отец Виталий вспоминает, что самая радостная Пасха связана у него именно с Александром Павловичем, отношения с которым выросли в настоящую дружбу.

— Завершился Великий пост, иду на пасхальную службу и думаю: «Всё прошло… В начале — какое воодушевление! Вот это в себе истреблю, вот это искореню…». А к концу поста — воз и ныне там, и от этого грустно. И тут на службе вижу Александра Павловича! Он пришел на исповедь — такая радость была, действительно искренняя. Он исповедовался, причастился и потом регулярно приезжал на исповедь и к Причастию.

Александр Павлович отошел ко Господу 23 октября. Школа в подлинном смысле этого слова осиротела. Но в сердце стучится утешительная мысль: «Когда даешь себя приручить, потом случается и плакать». Случается страдать… Но ведь это не дорогая цена за ту любовь, которая не проходит?

Фото из архива семьи Ватолиных

Газета «Православная вера» № 24 (572)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: