+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
«Он учил моего отца грамоте»
Просмотров: 1973     Комментариев: 0

16 июня по благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина в Саратов из Симферополя будут принесены мощи святителя Луки (Войно-Ясенецкого), Крымского. Накануне этого предлагаем вашему вниманию материал, подготовленный в рамках конкурса «Святые люди и места земли Саратовской» — о связи этого выдающегося хирурга и исповедника веры с Саратовской землей.

Поселок Романовка неразрывно связан с именем святителя Луки, архиепископа Симферопольского и Крымского (в миру Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого). И чем больше проходит времени, тем больше хочется узнать о том, как жил он здесь, по каким улицам ходил, что видел из окна своей квартиры. Совершим путешествие в прошлое?

О своей жизни в Романовке святитель Лука почти ничего не говорил, однако как много можно понять всего из одной строчки его воспоминаний: «Я вынужден был ехать в село Романовка Балашовского уезда». Ведь речь идет не о простом человеке, а о неутомимом докторе Войно-Ясенецком. Он не мог просто лечить, он должен был проводить реформации, продвигать медицину на новый уровень, чтобы она стала полезной «простому страдающему человеку» — именно эта цель определяла всю его жизнь.

Нет, вероятно, нужды напоминать читателям о многочисленных лагерях и ссылках, через которые прошел святитель Лука, о его подвижническом пути — об этом написаны статьи, книги, сняты документальные и художественные фильмы. Мы остановимся лишь на полутора годах жизни выдающегося врача и архипастыря Православной Церкви, которые он провел в небольшом поселке Саратовской области.

Требуется главный врач

 

Романовская редакция газеты «Восход»В тот момент, когда доктор Войно-Ясенецкий читает в январе 1909 года во врачебной газете объявление, что в романовскую больницу требуется главный врач, позади уже работа в составе медицинского отряда Красного Креста в Чите, Ардатове, Любаже. Уже произошло в жизни хирурга Войно-Ясенецкого знакомство с сестрой милосердия Анной Васильевной Ланской, женитьба на ней и рождение двух детей. И вот семья Войно-Ясенецких в Москве.

На попечении ученого, работающего над регионарной анестезией в клинике профессора Дьяконова, уже многочисленная семья, и финансовые затруднения вынуждают его оставить идею защитить диссертацию к январю 1910 года. Валентин Феликсович начинает просматривать объявления о работе и находит о том, что в романовской больнице есть вакансия главного врача. Он принимает решение о временном прекращении научной деятельности и возвращении к работе на ниве земской медицины. Определяющим в выборе этого объявления было предоставление научных командировок да и хорошее, предполагаем, железнодорожное сообщение с Москвой.

На снимках: А.В. Ланская и дети возле дома в Романовке24 января 1909 года Валентин Феликсович пишет заявление.

«В Балашовскую уездную земскую управу от земского врача Валентина Феликсовича Ясенецкого-Войно

Заявление.

Имею честь заявить о своём желании занять место врача Романовской больницы и сообщить о себе следующие сведения: Киевский университет я окончил в 1903 году, с марта 1904 года до января 1905 года состоял врачом Киевского лазарета Красного Креста в г. Чите, а затем служил земским врачом в г. Ардатов Симбирской губернии (больница на 35 кроватей) и в Фатежском уезде в г. Фатеж (больница на 60 кроватей, заведовал хирургическим отделением). Имею три статьи по хирургии, отдельные оттиски которых при сём прилагаю. С сентября прошлого года работаю в Клинике проф. Дьякова и в Институте оперативной хирургии над специальной темой. Необходимыми условиями поступления на службу ставлю наличность при романовской больнице всего необходимого для самой широкой работы и сухой, тёплой квартиры.

Мой адрес: Москва, Госпитальная хирургическая клиника.

Врач: В. Ясенецкий-Войно, 24 января 1909 года».

Буквально через три дня, 27 января, заявление было рассмотрено руководством Балашовской земской управы с резолюцией «на рассмотрение Санитарного совета». На очередном заседании 26 февраля Санитарный совет рассмотрел и одобрил кандидатуру врача Ясенецкого-Войно В.Ф. на должность главврача романовской больницы. Резолюция на заявлении: «Приглашён в романовскую больницу 26 февраля 1909 г.».

За восемь верст от дома врача

 

И вот трехмесячная переписка завершена, все формальности улажены, и семья Войно-Ясенецких в начале апреля 1909 года прибывает в Романовку. На станции их встречали начальник медицинского отдела Балашовской уездной управы, второй врач земской больницы и представитель романовской волости. Мы можем даже представить эти минуты, когда доктор и его семья ступили на романовскую землю, увидеть эту картину, как в кино. Наверняка встречающие показывают рукой по направлению больницы и произносят что-нибудь наподобие: «Вот, изволите видеть, больница, где Вы будете работать». И это так: больница, где почти полтора года будет работать будущий святитель Лука, расположена возле железнодорожного полотна, вблизи от станции. Они проходят вдоль дороги и затем пешком направляются к дому, который тоже располагается невдалеке. А возможно, спускаются к встречающей их повозке с вещами и проезжают этот участок дороги в объезд. Теперь этим путем, с этой станции Войно-Ясенецкий часто будет уезжать — в Москву для продолжения работы над научным трудом, для покупки оборудования, да и просто для участия в заседаниях Санитарного совета в городе Балашове. Как указывается в биографии, он пользовался именно железнодорожным сообщением.

Курьезный случай с романовским поездом записан в автобиографии. Сильно торопившись в Романовку, Валентин Феликсович однажды сел не в свой поезд, и понял это только на следующей станции. Это досадное обстоятельство помешало Войно-Ясенецкому самому принять на свет одного из своих сыновей — Алексея. Вот как это событие описывает сам святитель Лука: «Незадолго до нашего отъезда из Романовки родился наш сын Алёша с большим приключением. Близилось время родов, но я рискнул ехать в Балашов на заседание Санитарного совета, надеясь скоро вернуться. Не дождавшись окончания заседания совета, я поспешил на станцию и увидел поезд, уже давший второй свисток. Не успев взять билета, я сел в вагон, но скоро увидел в нем много татар, чего не бывало в романовском поезде. Оказалось, что я попал не в свой, а в харьковский поезд, и должен был с ближайшей станции вернуться в Балашов. Но Бог помог, а в Романовке я нашел уже новорожденного сына, которого принимала женщина-врач, раньше меня вернувшаяся с Санитарного совета и заехавшая сюда по дороге в свой врачебный участок».

Однако вернемся к врачебной практике. На следующий день после приезда доктор был представлен уездному и волостному начальству и коллективу больницы.

О романовской больнице в автобиографии опять же скупая строчка. «Работать мне пришлось в больнице на двадцать пять коек, где развил большую хирургическую работу и напечатал отчет о ней отдельной книжкой по образцу отчетов клиники профессора Дьяконова». Однако как много стоит за этими словами из автобиографии святителя Луки! Ему досталась не просто больница на «25 коек», а как пишет исследователь жизни святителя Луки: «Романовский участок. Площадь — 580 квадратных верст, радиус — 13,5 версты. Население — 30 506 человек. Более 70% жителей расположено далее чем за 8 верст от дома врача. Амбулатория — 31 640 обращений в год». Кроме того, в отчете Управы написано: «В Романовском медицинском округе на этот год проживало 30 466 человек. Медицинская служба: два врача, четыре фельдшера. Число первичных заболеваний — 18 514, повторных посещений — 12 796. Принято врачом — 23 144, фельдшерами — 8166». Как видно из официальных данных, нагрузка на медиков здесь была изрядная.

И здесь Валентин Феликсович начинает делать все возможные операции: брюшные, полосные, черепно-мозговые, костно-лицевые, гинекологические с исследованием опухолей под микроскопом. Это обстоятельство есть в воспоминании профессора Софинского, записанного биографом Шевченко: «Романовская больница сделала в 1909 году 4 резекции верхней челюсти и 4 трепанации черепа по поводу опухоли мозга. В том году Войно-Ясенецкий был единственным хирургом больницы. Второе, что я запомнил, Валентин Феликсович просил ассигновать нужную сумму денег на покупку микроскопа и микротома для романовской больницы, и в этом ему было отказано. А я узнал, что и то и другое купил он на собственные деньги и успевал готовить препараты и исследовать их. Один! Один! В балашовской больнице на 25 коек мы стали заниматься микроскопическим исследованием опухолей в 1946 году, а Валентин Феликсович делал это в 1909-м!».

И в то же время он посещает заседания Санитарного совета и очень активно здесь выступает. Он будет спорить и доказывать, что для работы врача просто необходима библиотека и современное оборудование.

А еще это ежедневный огромнейший поток больных. Простых, бедных, обездоленных. Как правило, обращающихся к доктору в самый последний момент, когда рана уже начинает нагнаиваться. И тут он понимает, что знания, полученные в университете, ничтожно малы, а в гнойной хирургии огромный пробел. Он всегда был противником, чтобы больного называли «случаем». Каждую из историй болезней в Романовке он запишет, наиболее интересные внесет в «Очерки гнойной хирургии».

Здесь его не забыли

 

Храм Рождества Христова до 1941 годаСемья Войно-Ясенецких прожила в Романовке полтора года. Что еще видел здесь будущий святитель Лука? Какие здания, существовавшие во время, когда он жил в Романовке, сохранились до наших дней? Это храмы. В 1909 году их было три: храм в честь Рождества Христова, храм во имя страстотерпцев Романа и Давида и во имя великомученика Димитрия Солунского. Сохранился только один, да и как сохранился — осталось здание, в котором в годы советской власти располагался клуб. А ведь святитель Лука видел Христорождественский храм из окна своего дома, слышал разливающийся в предрассветный час звук колоколов, возвещающий о начале службы. Этот храм он увидел сразу, когда сошел с платформы поезда.

Храм же этот, как израненный солдат, ждет своего часа, когда предстанет в своем первозданном виде. Идет процесс восстановления, но пока о былом великолепии трехпрестольного красавца-храма говорить рано.

Доктор Войно-Ясенецкий уехал из Романовки в 1910 году, чтобы вернуться сюда уже как святитель Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский. А его здесь не забыли… 

Семейная легенда

Иван Алексеевич и Мария Александровна Пакусины с детьмиНа этой старинной фотографии семейной пары с детьми супруги Мария Александровна (1887-1971) и Иван Алексеевич (1886-1969) Пакусины. Они поженились в 1905 году, а через несколько лет устроились на работу в больницу. Мария Александровна — кухаркой, а Иван Алексеевич — рабочим по двору. И здесь им очень повезло — в 1909 году в Романовку приехал новый главврач — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. Однажды, увидев, как рабочий ставит подпись, главврач сказал: «Что ты, Иван Алексеевич, все крестики ставишь — давай я тебя грамоте обучу». И обучил. Всю свою жизнь потом помнил это добро Иван Пакусин. Грамота пригодилась в жизни. Он умел читать и детям своим постарался дать образование. У супругов Пакусиных было десять детей, четверо умерли во младенчестве. Один из сыновей, Владимир, погиб на фронте в 1942 году. Сам же Иван Алексеевич долгие годы работал в колхозе.

Спустя много лет, когда библиограф Центральной библиотечной системы Алевтина Эдуардовна Пчелинцева будет собирать данные о тружениках тыла и ветеранах, одна из читательниц библиотеки принесет ей семейный архив, и среди документов окажется вырезка из газеты, сделанная дочерью Ивана Алексеевича Натальей Ивановной Пакусиной: «Все написанное в газете «Восход» о нем. Отец работал в больнице рабочим, мать кухаркой. Он научил отца грамоте». Когда В.Ф. Войно-Ясенецкий был причислен к лику святых, о добром враче стали много писать в газетах, и Наталья Ивановна прочла, сделала пометки для своих детей, чтобы они помнили, чтобы не забыли.

Остается поразиться, как врач, у которого не было ни минуты свободного времени из-за приема больных, работы над научными трудами, участия в заседаниях Санитарного совета, нашел время для того, чтоб обучить азам грамоты простого рабочего. Но это было так похоже на доктора Войно-Ясенецкого, однажды решившего стать «мужицким врачом», чтобы приносить пользу простому народу.

***

Поезд увезет семью Войно-Ясенецких сначала в Киев, потом в Переславль-Залесский. Впереди будущего святителя ждет много испытаний. Смерть любимой жены, выбор священнического пути, тюрьмы, лагеря, ссылки, работа в госпиталях в годы Великой Отечественной войны, архиерейское служение на Тамбовской земле, затем в Крыму. И однажды он опять вернется сюда, в цветущую Романовку. Икона с частицей мощей святителя Луки будет доставлена в тот храм, который был виден из окна врачебной квартиры.

 

                              Литургия 11 июня, в день памяти святителя Луки 

  


Материал — участник конкурса «Святые люди и места земли Саратовской» — подготовлен в рамках проекта «Духовные скрепы Отечества — история и современность». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68­рп и на основании конкурса, проведенного Фондом поддержки гражданской активности в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.