+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
«Где все?», или Приход с чистого листа
Просмотров: 566     Комментариев: 0

«До Октябрьского переворота в России существовала такая форма объединения верующих, как миссионерское братство,— рассказывает настоятель Свято-Ильинского храма на Ильинской площади Саратова, руководитель епархиального миссионерского отдела священник Дионисий Каменщиков.— У нас со времен моего служения в больничном храме существует нечто похожее на такое братство: добровольцы ездят по селам, где проводят богослужения мирянским чином».

Отца Дионисия внимательно слушают два десятка других священников — в одном из классов Саратовской православной духовной семинарии собрались настоятели церквей, построенных по «Программе строительства двадцати новых православных храмов в городе Саратове». Они встретились, чтобы обсудить проблемы организации приходской жизни. Для кого-то это первый приход, у кого-то уже есть настоятельский опыт, но объединяет их одно: приходские общины своих храмов им нужно создавать с нуля. И в этом есть как своя ни с чем не сравнимая радость, так и свои трудности…

Храм в поле —  с чего начать?

 

«Вот здесь, где обозначено внешнее поле миссии, вокруг нашего храма поле в буквальном смысле», — очерчивает круг на схеме, нарисованной ведущим встречи — священником Дионисием Каменщиковым — настоятель храма Новомучеников и исповедников Саратовских священник Андрей Солодко. — Более того, чтобы попасть в наш храм, нужно доехать до Свято-Спиридоновского храма и пройти от него километр по сугробам».

В голосе отца Андрея не слышно ни иронии, ни обреченности: в полях Солнечного‑2 ему удалось создать вполне реальный действующий приход — правда, совсем небольшой, около тридцати человек. По его словам, немалую роль в этом сыграло то, что в храме, освященном в честь наших родных саратовских святых, практически любой желающий может попробовать участвовать в богослужении в качестве чтеца, певца или алтарника. «К нам приезжают в том числе люди, которые достаточно далеко живут и которые в более близких к ним храмах не смогли попасть на клирос или в алтарь — в основном из-за отсутствия опыта. А мы им даем возможность такой реализации. И они не только на службы начинают ходить, но и на евангельские беседы», — отмечает священник.

Немного в другом ракурсе смотрит на организацию приходской жизни настоятель храма святой великомученицы Екатерины священник Сергий Кузин. В прошлом регент, он видит важнейшей миссионерской составляющей в своем приходе музыкальную красоту богослужения. «Приходит человек, допустим, вербу освятить, — поясняет он. — И в этот момент он часто бывает неспособен воспринять проповедь, он ничего не знает о символике богослужения и не видит в нем стройности и образности, но пение, если оно такое, каким должно быть, может тронуть его душу — и тогда он в храме задержится, о чем­то задумается и, может быть, в конечном итоге в храме останется».

Регентом храма до недавнего времени была супруга отца Сергия. Когда ей нужно было уходить в декрет, неизбежно встал вопрос: кто сменит ее на этом ответственном месте? И оказалось, что найти хорошего регента не так-то просто, а воцерковленного, обладающего опытом и притом совершенно свободного — практически невозможно. Взвесив разные варианты, священник решился на рискованный с внешней точки зрения шаг: взял на обучение собранную, ответственную, но еще мало знающую о церковной жизни девушку. И ее умение познавать новое и стремление всё делать качественно принесло свои плоды — хор под ее руководством продолжает развиваться.

В процессе выступления священника выяснилось, что не только он сталкивался с подобного рода вопросом: что должно быть в приоритете, если подходящего по всем параметрам сотрудника в храм найти не удается? Тогда самым важным, по мнению отца Александра Кузьмина, становится найти прежде всего хорошего человека — способного слушать других, не ускользать от ответственности, соблюдать сроки исполнения поручений, не обременять других трудящихся в храме сложностями своего характера. Такого человека, говорит отец Александр, бывает легко научить даже непривычному для него делу.

«Интернет — это большой вокзал»

 

Поиск «хорошего человека» — одна из насущных потребностей отца Александра. В его Борисоглебском храме, расположенном на взлетном поле бывшего аэродрома «Саратов-Южный», делателей пока не хватает. В частности, приходской сайт «Православный ответ» ему приходится делать самому, в перерывах между настоятельскими заботами и деятельностью сектоведа. За время существования сайта и одноименной группы «ВКонтакте», а также участия в межрегиональном проекте «Батюшка онлайн» он приобрел определенный опыт, касающийся общения духовенства и мирян в Сети. После встречи мы задали ему вопрос: какие типичные ошибки и заблуждения, на его взгляд, свойственны тем, кто миссию в Интернете ведет — пытается «раскрутить» свой православный сайт или блог, и тем, кто пастырского совета во «всемирной паутине» ищет.

«О некоторых заблуждениях можно сказать, уже основываясь на Вашем вопросе, — настораживает меня собеседник. — Прежде всего, нужно понимать, что значит “раскрутить” блог, какими методами сейчас это делается. Если на заре существования Всемирная Сеть была прежде всего интеллектуальной средой, то сейчас Интернет напоминает большой вокзал — переполненный, пестрый, шумный, изобилующий нечистыми на руку личностями. Выживать и добиваться чего-то в нем помогают разные сомнительные схемы: например, чтобы изобразить шквал комментариев, нанимают людей, которые их под разными именами пишут. Нужно понимать, что и люди в Сети, даже вполне добропорядочные, постепенно привыкают реагировать на самое броское, яркое, шокирующее — и лишь постфактум, да и то не все, задумываются о том, насколько это правдиво. Хотите опубликовать православную новость, которая наберет раз в десять больше просмотров, чем остальные? Нужно написать, что православные помолились — и снегопады в Саратове тут же прекратились, или еще что-нибудь придумать в таком духе. Понятно, что православный христианин ничем подобным заниматься не будет. И не надо пытаться переиграть “наперсточников”, имеющих десятки тысяч подписчиков, — нужно просто делать свое дело, понимая, что где-то на общем фоне мы смотримся невыигрышно, но задача состоит не в том, чтобы “догнать и перегнать”. Новость о том, что волонтеры храма посетили больницу или приют, наберет, может быть, всего сотню просмотров — и только один человек заинтересуется всерьез. Но если мы этому человеку поможем узнать Христа, это и будет то, ради чего всё делалось.

А второе заблуждение я вижу в словах “ищут в сети пастырского совета”. Пастырского совета нужно искать в храме — священник в Сети может лишь, как маяк, показать, где находится берег, куда нужно плыть. А люди, пытающиеся “окормляться” через Интернет и заменить этим реальную церковную жизнь, часто оказываются в сетях лжепроповедников, а до храма так и не доходят. Есть такой церковный анекдот: мальчик в храме читает надпись на иконе Господа Вседержителя — а там же по-славянски написано, с титлом. И он не может понять и спрашивает: “Тут написано «Где все?»”. Вот этот же вопрос хочется задать порой людям, которые вместо того, чтобы пойти в выходной на службу, слушают православные лекции или пишут о своих житейских проблемах незнакомым батюшкам».

«Чем ближе к Евхаристии, тем жизнеспособнее»

 

Отец Дионисий Каменщиков в разговоре с нами продолжает ту же тему виртуальной и невиртуальной миссии. Из года в год он ведет в семинарии просветительские курсы для мирян. И хотя всё то же самое можно было бы делать в Интернете, каждый вторник в любую погоду он едет через полгорода, чтобы встретиться со своими слушателями. «Действительно, в Сети сейчас можно найти любые лекции по христианству, — говорит отец Дионисий. — Но я веду эти курсы не первый год и заметил одну вещь: люди, которые раз за разом сюда приезжают, порой после работы, уставшие, преодолевая себя, поскольку им хочется послужить Богу, не просто здесь что-то для себя узнают — у многих из них меняется жизнь. Они приходят помогать в храме, они встречают спутника жизни, у них что-то еще происходит. Это эффект личного участия и в какой-то мере результат того, что человек на пути к Богу совершает реальные шаги».

По словам отца Дионисия, приходская миссия у многих священников и прихожан ассоциируется прежде всего с приходскими мероприятиями. Однако это не совсем так: во всяком случае, нужно понимать, что приходская деятельность порой может быть интересной, полезной и познавательной, но очень далекой от миссионерства. Как же так?

«У многих отцов-настоятелей есть мечта: нащупать золотую жилу миссии, найти какой-то “коронный прием”, благодаря которому они смогут сформировать большой и дружный приход, — говорит священник. — На эти попытки порой уходит много сил, ищутся какие-то пути, на мой взгляд, слишком сложные. А между тем собственно миссия, как ее определяли святые отцы и подвижники, включает всего три основные составляющие: богослужение, исповедь, проповедь. В понятие “проповедь” я бы включил еще беседы со священником, индивидуальные и групповые. Всё остальное — спектакли, фестивали, экскурсии, кружки и т. д. — это не основное. Всё это может быть, но нужно смотреть, не отвлекает ли это необходимые ресурсы от главного. Если у нас на евангельскую беседу приходит десять человек, а в кружках рукоделия и фольклора занимается сто человек — что-то явно не так. И еще: чем ближе то, что верующие люди делают вместе, к Евхаристии, тем это дело жизнеспособнее, тем больше вероятность увидеть со временем его развитие и его благие плоды».

Газета «Православная вера» № 05 (625)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.