Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Евангелие — это камертон
Просмотров: 991     Комментариев: 0

Завершает обсуждение темы «Христианин в потоке информации» руководитель информационно-издательского отдела Саратовской епархии игумен Нектарий (Морозов): «Проблема "Человек и информация" имеет очень большое духовное значение. Почему? Потому что внутренний мир человека, формирование этого мира во многом зависит от того, какую информацию человек получает...».

Информация — понятие очень широкое. Священное Писание — это ведь тоже, по сути, информация. И все то, что мы с вами видим, слышим — информация, которая в нас входит, и не просто входит, а каким-то образом на нас воздействует, что-то в нас изменяет и в совокупности формирует внутренний мир человека, потому что человек по большому счету существо информационное. В начале было Слово, — читаем мы в Евангелии от Иоанна и понимаем, что Слово в данном случае — это Сын Божий, но ведь Он неслучайно так назван, Он — Слово Отчее, Логос, Смысл всего существующего.

И в основе человеческого бытия тоже лежит слово — слово как информация. Геном человека — огромный объем информации о нем, записанный на определенном языке, содержащийся в ядре каждой клетки человеческого организма. Что, собственно, и дает возможность понимать, что есть Автор этого языка, есть Тот, Кто эту информацию в человека вложил.

Безусловно, очень многое зависит от того, в каком информационном поле человек находится и умеет ли он в нем ориентироваться. Что значит — ориентироваться? Ни один из нас не станет есть все подряд, не разбираясь, не отличая полезное от вредного, от смертельно опасного. В отношении еды все люди это более или менее понимают. Существуют всевозможные диеты, курсы здорового питания и т. д. А вот что касается информации — человек зачастую не отдает себе отчета в том, что информация может его калечить, вредить ему, убивать психологически и даже физически; может подвигать на какие-то действия, которые совершенно не нужны, страшны, разрушительны. Если человек получаемую информацию не сортирует, не проверяет критически, не анализирует, он может оказаться уже не просто в поле информации, а в поле лжи. И насколько же велика эта опасность для нас, если ей были подвержены и святые!

Вот пример из церковной истории. Во время травли святителя Иоанна Златоуста в Константинополь приезжает великий угодник Божий, митрополит Кипрский Епифаний. Его уверяют, что «архиепископ Константина града Златоустый» — враг Церкви, враг Христа, враг человечества. И Епифаний начинает с ним бороться, а потом в какой-то момент понимает, что его просто обманули, ввели в заблуждение, что он борется против святого человека. И сердце святого Епифания наполняется горечью, а ему меж тем уже более ста лет. Он садится на корабль, чтобы вернуться на Кипр, и умирает на этом корабле. Что произошло со святителем Епифанием? Он попал в определенное информационное поле, очень жесткое поле лжи, и, будучи человеком чистым, бесхитростным, не проанализировал ситуацию, позволил себе прореагировать непосредственно, подчинившись действию первого импульса. И таких примеров в истории Церкви достаточно.

Сегодня человек находится в поле колоссальной лжи, потому что главным условием того, чтобы та или иная информация увидела свет, становится вовсе не актуальность, не значимость ее для людей, а выгодность этой информации для кого-то. Поле лжи существовало, конечно, и раньше, можно сказать, оно существовало всегда, но никогда не было таким плотным и напряженным. И человек пребывает в нем практически постоянно.

Как же соблюсти «технику безопасности»? С моей точки зрения, тут важны две вещи. Первая — отобрать для себя те средства массовой информации, те источники, которым вы можете более или менее доверять. Если я читаю какое-нибудь СМИ и вижу, как раз за разом его информация не подтверждается, оказывается ложью, у меня пропадает желание это читать. А факты, излагаемые другим СМИ, которое, может быть, и не вызывает у меня симпатий, которое не назовешь христианским, находят подтверждение. Значит, в принципе, я могу здесь получить информацию, которая более или менее соответствует действительности, хотя она, может быть, тоже тенденциозна.

А второй момент — научиться относиться к информации не как к истине в последней инстанции, а как к чему-то, что можно сейчас взять и положить на полочку своего сознания, а потом, если нужно будет, снять или не снимать вовсе. Нельзя отдаваться вошедшей в нас информации, нельзя полностью ей доверять, потому что все может оказаться совершенно не так. Пока вы не убедились, что все именно так, как вам преподнесли, информацию нельзя реализовывать никоим образом. Это касается как информации, имеющей личный характер (кто-то про кого-то что-то сказал), так и информации о происходящем в мире, стране, наконец, в Церкви.

Если мы не освоим эту технику безопасности, то легко станем объектом манипулирования. Об этом нас предупреждает Откровение Иоанна Богослова — Апокалипсис. То, что будет происходить с людьми в последние времена, будет объясняться их духовным состоянием, а обусловлено будет тем информационным полем, в котором человечество окажется. Без средств массовой информации такая обработка сознания совершенно нереализуема. Раньше для прихода антихриста, как бы сейчас выразились — для реализации этого «проекта», не было технических условий, которые для этого необходимы. Сегодня они есть. И безусловно, со временем они станут еще более совершенными. Все те вещи, которых многие люди боятся, — электронные деньги, всевозможные компьютерные системы, системы слежения, информационные интернет-ресурсы — все это само по себе, может быть, и не страшно, однако создает определенную идеальную систему управления. Управления государством, массами, а прежде всего, конечно, человеческим сознанием. Как легко сегодня «создать» человека, которого никогда не было! О нем можно писать, о нем можно снимать фильмы, а на самом деле его просто нет. И наоборот, человека, который реально существует, можно буквально похоронить: написать о хорошем, порядочном человеке какую-нибудь дрянь, и он может потом судиться с этим СМИ, может заставить его опубликовать опровержение, но клевета все равно останется в Сети. Ведь Интернет устроен таким образом, что любой, кто туда зайдет, кто забьет имя этого человека в поисковик, тут же найдет и правду о нем, и эту клевету без всяких уже опровержений. И этого никуда не уберешь уже, от этого никуда не денешься. Вот почему к любой информации надо относиться критически и очень внимательно.

И еще очень важно дозировать информацию, не объедаться ею. Ведь, когда человек общается с двумя, тремя людьми в день, ему легко в общении с ними удержаться от ошибок. Он может настроиться, подготовиться к встрече с каждым из этих людей и правильно ее провести. Но если этих людей больше, хотя бы десять, человеку сложнее. Если пятьдесят, то совсем сложно. А если сто, практически невозможно. И то же самое с входящей информацией. Прочитав две-три страницы текста, я могу их проанализировать. А если я прочитал двадцать, пятьдесят, сто страниц?.. Я уже и не помню, что и где я прочитал, что я на самом деле читал, а что мне приснилось… В таком ворохе информации очень легко запутаться.

Но здесь нужно сказать еще и о том, чего ищет человек, выходя в этот океан — океан информации, что он хочет в нем выловить. Очень часто бывает так, что у человека уже сложилась определенная картина мира и происходящего в нем, сформировались, так скажем, убеждения — левые, правые, либеральные, патриотические, как их ни назови, и он ищет лишь подтверждения своим уже сделанным выводам, отбрасывая все то, что этим выводам противоречит. Бывает, что человек ищет информации шокирующей, разрушительной, руководствуясь принципом: чем хуже, тем лучше. Или, напротив, пытается найти в информационном потоке то, что его успокоит, вселит в него уверенность: не все так плохо, можно надеяться и на лучшее. Человеческая психология, она очень разнообразна. Но на самом деле к информации нужно относиться так же, как к показателям барометра и термометра. Прежде чем выйти из дома, разумный человек выясняет, какая там нынче погода, и одевается соответственно ей. И здесь то же: мы должны понять, что нас ждет за дверями нашего дома, и к этому подготовиться.

Безусловно, значительную часть информации о жизни вокруг нас мы получаем из жизни как таковой. Сегодня есть такое расхожее выражение: телевизор побеждает холодильник. В смысле — человек должен, кажется, судить о ситуации в экономике по содержимому своего холодильника, а не по тому, что ему телевизор сообщает. Но кто-то, как ни странно, телевизору больше доверяет. По-разному бывает. Но, тем не менее, понимать основные тенденции, которые имеют место в окружающем нас мире, знать, что происходит и куда мы движемся, — это, как мне кажется, очень, очень важно. Не потому, что мы можем что-то деятельным образом изменить. А потому, что, как говорил святитель Игнатий Брянчанинов, очень важно понимать дух времени, в которое ты живешь, чтобы иметь возможность уклониться от него. Причем святитель рассматривал дух времени как нечто однозначно отрицательное, потому что движение, которое совершает мир, — это апостасия, отступничество. Что бы мир ни делал, как бы ни изменялся, от Бога он отступает все больше и больше. И здесь нас подстерегает опасность привычки. Если мы не анализируем определенные явления, то не видим всей их опасности, пагубности, и мы к ним привыкаем и воспринимаем их как норму.

Вот пример: человек начала 80‑х и человек середины 90‑х. Это два совершенно разных человека в плане отношения к закону и криминалу. Человек 80‑х читал или слышал о совершаемых преступлениях и возмущался, воспринимая это как нечто из ряда вон выходящее. А общество и государство с его институтами — милицией, прокуратурой, судом — в его представлении преступности противостояли. А к середине 90‑х годов мы практически превратились в нацию с криминализированным сознанием. Не потому, конечно, что мы все совершали преступления, а потому, что для нас преступление стало некой нормой жизни. В наш язык вошла масса слов, которых мы прежде даже не знали: крыша, крышевать, наехать, лох, лохануться, заказать («Такого-то просто заказали…») и т. п. Это целый смысловой ряд! Человек 90‑х окончательно перестал надеяться на защиту со стороны государства, он понял, что в любой ситуации ему придется рассчитывать только на себя. Закон перестал для него существовать, и он легко, не задумываясь, идет на преступление — если и не на убийство, то, по крайней мере, на укрывательство от налогов, дачу и получение взятки и т. д. И в результате сегодня в нашей стране (хотя бы и среди верующих) найти человека, у которого было бы совершенно некриминальное сознание, то есть который не имел бы привычки воспринимать преступление как норму, практически невозможно, настолько это въелось… Это пример того, как может быть изуродовано наше сознание. Исходя из этого, нужно уметь замечать опасные тенденции в окружающем нас мире и устраняться от них.

Вот, например, такая тенденция, как национализм. Огромное количество людей, выходя в Интернет или включая телевизор, хочет слышать доброе, хорошее о своей стране и ее людях, и это вполне естественно: мы любим свою родину, а другие страны для нас — это именно другие страны, мы не можем относиться к ним так же, как к своей. Но беда, если мы хотим слышать лишь то, что мы хорошие и во всем правы, а другие — плохие и исключительно не правы во всем. Это сознание, мягко говоря, не христианское: человек уже не просто любит свою страну, он начинает ненавидеть другие страны и народы. И это происходит со многими. Так развивается уже не национальное самосознание, а национализм самый настоящий. Причем в самых страшных, вульгарных формах. Эти вещи, которые происходят сегодня в ком-то, они ведь могут происходить и в нас, если мы не уследим за тем, что в нас входит и как оно нас меняет. Сегодняшние информационные кампании, которые накрывают нас волнами, одна за другой, — это страшные развороты человеческого сознания, личного и общественного: нас сначала убеждают в том, что вот это — исключительно плохо (хотя на самом деле это, может быть, вовсе не так плохо), а потом — что это (то же самое!) хорошо, хотя оно на самом деле уже плохо. Таким образом, человека можно вертеть, как петрушку на палочке. Очень важно таким петрушкой не оказаться.

Почему? Потому что самый страшный пример такого рода мы находим, безусловно, в Евангелии. Люди шли за Христом толпами, потому что Он совершал чудеса, потому что Он исцелял, накормил пятью хлебами пять тысяч человек; потому что Он говорил так, как никто никогда не говорил. Но что произошло с людьми позже? То, что было тогда с ними проделано, можно назвать информационной кампанией или пиар-акцией, целью которой было внушить всем этим людям, что Иисус из Назарета — враг и обманщик. И эти люди моментально развернулись на 180 градусов. Оказывается, они не имели в себе ничего твердого, ничего постоянного. Они не были способны анализировать. При этом мы ведь понимаем, что среди людей, кричавших: «Распни», тех, кто по-настоящему, убежденно ненавидел Христа, было не так уж много. Те, кто убежденно Его ненавидели и сознательно Его боялись — они, скорее, молчали. Они запустили весь этот механизм, а дальше он уже работал сам. Вот, первосвященник Каиафа говорит: этот народ невежда в законе, проклят он (Ин. 7, 49). Человеком, который несведущ в законе, легко манипулировать. А когда у тебя Закон в сердце и в уме, манипулировать тобой уже гораздо сложнее.

Мы должны понимать: еще много раз в истории человечества белое будет называться черным, а черное — белым, и это будет делаться в отношении христианства, и в отношении Церкви, и внутри Церкви. Вот почему мы должны быть внимательными, осторожными в принятии тех или иных суждений, в своих оценках. И, безусловно, очень важно постоянно читать и перечитывать Евангелие. Евангелие — это камертон, по которому человек должен настроить всю свою жизнь. Когда человек ощущает истину, ему легче почувствовать неистинное, ложное, он видит его отличие от истины. Напитываясь евангельским словом, он сразу чувствует, если иная предложенная ему словесная пища недоброкачественна, и отвергает ее.

 


Материалы по теме:

 

Яко Той исторгнет от сети... [Сергей Худиев]
Искушение крепости [Андрей Рудалев
Новости для меня — живая библиотека человеческого опыта [Валерия Пустовая]
Ни к чему не прилепляться сердцем [Антон Глозман]
Главное — чтоб было, кому верить [Наталья Лосева. Записала Ирина Старова]
Христианин в потоке информации [Опрос]

Журнал «Православие и современность» № 38 (54)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: