+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Никон (Софийский), епископ Вольский, викарий Саратовской епархии (1898–1899)
Просмотров: 3100     Комментариев: 0

Никон (Софийский), епископ Вольский, викарий Саратовской епархии (1898–1899)Новое открытие Вольского викариатства состоялось в 1898 году. Вольскую кафедру занял Преосвященный Никон (Софийский).

Родился Николай Андреевич Софийский 14 марта 1861 года в селе Озарниково, Чухломского уезда, Костромской губернии в семье священника, который скончался через три года, оставив безутешной матушку Марию Онисимовну и семь человек детей.

Первое образование будущий епископ получил в Солигаличском Духовном училище, по окончании которого поступил в Костромскую Духовную Семинарию, которую закончил в 1882 году в числе лучших студентов.

Получив место надзирателя в Макарьевском Духовном училище, Николай Андреевич вступает в брак с дочерью Макарьевского соборного священника Серафимой Федоровной Паниной.

В феврале 1883 года он принимает священный сан и получает назначение в беднейший приход в села Мамонтово. Прихожане полюбили молодого священника, простого, отзывчивого на людское горе, хорошего хозяина и семьянина. Семейное счастье отца Николая было, однако, недолгим. Через год с небольшим после свадьбы 9 мая 1884 года Серафима Федоровна скончалась.

Это скорбное событие определило всю его дальнейшую судьбу. Оставив приход, отец Николай поступает в том же 1884 году в Санкт-Петербургскую Духовную Академию и на третьем курсе 3 октября 1887 года принимает монашеский постриг с именем Никон.

После окончания Академии в 1888 году иеромонах Никон назначается преподавателем Священного Писания Нового Завета и инспектором Санкт-Петербургской Духовной Семинарии. Непростую должность инспектора иеромонах Никон исправно исполнял два с половиной года, стараясь строгостью и кротостью отвратить учеников от опасных соблазнов, увлечь их нравственной высотой предстоящего пастырского служения.

Следующей ступенькой для него стала должность ректора Владимирской Духовной Семинарии, на которую он был назначен указом Синода от 30 марта 1891 года с возведением в сан архимандрита.

Замечательную характеристику этого периода в жизни Никона (Софийского) дает в своих воспоминаниях митрополит Евлогий Георгиевский, служивший под его началом во Владимирской Духовной Семинарии.

«Это был красивый, здоровый, могучий человек, монашества не любивший. "Мне бы не монахом, а крючником на Волге быть…" — говорил он. О. Никон принял постриг не по влечению, а по необходимости, дабы как-нибудь устроить свою горемычную судьбу вдового священника… О. Никон мучительно переживал навязанное ему внешними обстоятельствами монашество и периодами впадал в мрачное уныние, близкое к отчаянию… Он сам понимал, что в монахи он не годится. «Из попа да из солдата хорошего монаха не выкроишь», — говорил он… Тяжелая участь о. Никона наложила на него след. Честный, умный, способный, он замкнулся в рамках строгой законности, чуждой любви и идеализму. Дисциплину он поддерживал жестокими мерами: устрашением и беспощадными репрессиями. В семинарии создалась тяжелая атмосфера, насыщенная злобой, страхом и ненавистью по отношению к начальству…»

В праздник Николы вешнего 9-го мая 1895 года неуравновешенный и нетрезвый воспитанник семинарии подстерег ректора в саду, где тот ухаживал за всходами любимых растений, и нанес ему несколько ударов топором по голове. Монашеский клобук оказался «шлемом спасения» для Никона. Но возбуждение, охватившее семинаристов, было таким сильным, что инспектор, его помощники и некоторые преподаватели опасались за свою жизнь.

Немедленно были пригнаны войска и жандармы. Занятия в семинарии были прекращены. Разбирательство дела, которое происходило во Владимире при участии обер-прокурора Святейшего Синода В. К. Саблера, показало невиновность Никона. И хотя правящий архиерей Владимирской епархии Преосвященный Сергий Спасский его сильно недолюбливал, Никон продолжал руководить семинарией вплоть до своего посвящения в епископа Вольского, которое состоялось 8-го марта 1898 года.

Племянник Преосвященного Никона Л. И. Софийский в своей книге о почившем архипастыре приводит другие мнения о его ректорстве. Корпорация преподавателей и воспитанники семинарии были поражены евангельской кротостью своего ректора, который сразу же после покушения принялся уговаривать власти не наказывать преступника по всей строгости закона. Уговоры не были тщетными, виновник был объявлен нервнобольным и вместо тюрьмы помещен в больницу. Впоследствии, будучи архиепископом Владимирским Никон, не поминая прошлого, предоставил своему чудом несостоявшемуся убийце место псаломщика.

В книге Л. И. Софийского сохранены трогательные слова, сказанные преподавателями и учащимися при расставании с уезжавшим в Вольск Никоном. Они дышат неподдельным уважением и любовью.

Сам иеромонах Евлогий, назначенный ректором Холмской семинарии, прощаясь с владимирскими сослуживцами 26 ноября 1897 года тепло благодарил ректора.

« …признаюсь, я думал встретить Вас угнетенным, подавленным, даже озлобленным, и вдруг встречаю Ваше открытое, веселое, улыбающееся лицо. О, какую бодрость вселило в меня это первое впечатление… Я не мог надивиться Вашему духовному мужеству и твердой неуклонной преданности своему долгу… Ваш прямой, открытый образ действий невольно вызывал искреннее доверие и исключал возможность всякого недоразумения и двусмысленности… И что особенно дорого, отношения были чужды сухой, официальной натянутости; скорее это были дружеские и братские отношения. Бывало, идешь к Вам благовременно и безвременно, и днем и поздним вечером; и всегда знаешь, что встретишь теплый, радушный прием…»

3 марта 1898 года в присутственном зале Святейшего Синода состоялось наречение архимандрита Никона во епископа. При наречении были митрополит Санкт-Петербургский Палладий, митрополит Киевский Иоанникий (Руднев), бывший Саратовский владыка, архиепископ Новгородский Феогност, архиепископ Финляндский Антоний, епископ Тверской Димитрий, Обер-Прокурор Синода К. П. Победоносцев и его товарищ В. К. Саблер.

Через пять дней 8-го марта 1898 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры состоялась хиротония, в которой участвовали еще два архиерея: Преосвященный Иоанн Нарвский, будущий Саратовский и Вениамин Гдовский.

19 марта епископ Никон прибыл в Саратов и поселился в находящемся в управлении викарного епископа Спасо-Преображенском монастыре. 24 апреля второй Вольский викарий прибыл в свой кафедральный город. На вокзале архипастыря хлебом-солью встречало все городское начальство: городской голова П. К. Брусенцев, Вольский благочинный протоиерей Декатов. Прибыв с вокзала в Иоанно-Предтеченский собор, владыка Никон отслужил молебен и произнес первое приветствие.

«Громкий голос, спокойный тон, слово, растворенное евангельской любовью к Богу и ближнему, истовое, благоговейное совершение молитвы, благолепная наружность архипастыря, дышащая любовью и приветливостью все это произвело неотразимое, чарующее действие на собравшийся со всего города народ, переполнявший очень обширный храм, приковало все сердца к новому владыке. Все, не исключая страрообрядцев и их священников, жаждали получить архипастырское благословение, и никто не остался неудовлетворенным».

В течение трех дней Преосвященный Никон посещал представителей светских властей, духовенства, учебные заведения Вольска, ежедневно совершая богослужения в городских храмах. С особой теплотой обращался он к воспитанникам и наставникам Вольского Духовного училища, убеждая их самоотверженно трудиться во Славу Божию. Владыка просил преподавателей и воспитателей относиться к воспитанникам с особой любовью и милостью, «без которой дети, при слабости и нежности своей, не могут жить и развиваться».

Не забыл посетить владыка и вольский тюремный замок с храмом во имя Архангела Гавриила, преподав благословение узникам и сказав им слово утешения.

Особую духовную радость доставила жителям Вольска вселенская панихида, которую Никон отслужил на городском кладбище по всем усопшим гражданам Вольска. Восхищенные богомольцы протягивали епископу сотни поминаний, и владыка, не отделяя православных от старообрядцев, вдохновенным голосом возносил к небу молитвы о упокоении «всех зде лежащих отец и братий...»

В Вольске епископ Никон, однако, не смог задержаться надолго. В июле он получил указ Синода, который направлял его в Таврическую епархию для оказания помощи заболевшему Таврическому епископу Михаилу. Вернуться в Вольск ему уже было не суждено. 6 февраля 1899 года он был назначен епископом Нарвским, третьим викарием Санкт-Петерургской епархии.

Здесь Преосвященный Никон пробыл почти три года, после чего из викариев перешел в число правящих архиереев, получив 10 декабря 1901 года в управление Вятскую и Слободскую епархию. Здесь владыка архиерействовал тоже три года. 27 ноября 1904 года он возвращается во Владимир, но уже не ректором семинарии, а правящим епископом Владимирско-Суздальской епархии. 6-го мая 1906 года он возводится в сан архиепископа, а через месяц 9-го июня переводится на должность архиепископа Карталинского и Кахетинского, экзарха Грузии, поменявшись кафедрами с переведенным из Грузии во Владимир старым своим знакомцем архиепископом Николаем Налимовым, викарием которого он был в Вольске.

Революционные беспорядки в Грузии, как и вообще на Кавказе, в это время приняли почти всеобщий характер. Террористы националистического, эсэровского, большевистского и откровенно уголовного толка действовали без всякого опасения. Сообщения о экспроприациях, налетах, убийствах не сходили со страниц газет. Власти не могли справиться с разбушевавшейся уголовщиной. Революционные экстремисты не имели ничего святого. Великий поэт, патриот Грузии, человек безупречной нравственности Илья Чавчавадзе был убит на дороге неподалеку от своего имения в Сагурамо.

Другой, не менее острой политической проблемой для Грузии стала борьба грузинского духовенства за восстановление автокефалии Грузинской церкви, утраченной после присоединения Грузии к России. Значительная часть грузинского духовенства примкнула к революционерам и соединилась с местными социал-демократами. Во время прибытия в Тифлис нового Экзарха Грузии 26 августа 1906 года грузинское духовенство полностью отсутствовало. Архиепископа Никона в Кафедральном Сионском соборе встречали только русские священники и единственный грузин Горийский епископ Петр, который в приветственной речи пожелал, чтобы новоназначенный Экзарх сам добивался автокефалии Грузинской Церкви.

Еще за год до назначения Экзархом Грузии архиепископ Никон прозорливо чувствовал приближение кончины своей земной жизни.

31 октября 1905 года во Владимире владыка составляет свое духовное завещание.

«…Исповедаю, Господи, что я недостоин был высокого сана епископского и недостойно проходил его; молю милосердие Твое простить мне это и пощадить меня на страшном суде Твоем и уповаю, что помилуешь меня, кающегося Тебе, и утешаюсь, что хотя был плох, но был Твой раб, хотя служил худо, но все же служил и желаю служить тебе. Прощаю во все всех, согрешивших против меня, и разрешаю всех, запрещенных мною в священнослужении, а равно и сам прошу прощения у всех, особенно у тех, кого обидел словом, или делом, или другим каким-либо способом. Прошу у боголюбезной паствы Владимирской молитв о мне, грешном, да не низведен буду по делом моим на место мучения…»

Предчувствие скорой смерти не обмануло епископа. После двух лет тяжкого труда, унижений и оскорблений 28 мая 1908 года Преосвященный Никон был убит выстрелом из пистолета на лестнице Грузино-Имеретинской Синодальной конторы.

К убийству Преосвященного Никона приложили руку грузинские автокефалисты, сторонники полной самостоятельности Грузинской Церкви.

Как докладывал Святейшему патриарху Тихону делегат Поместного Собора от Сухумской епархии протоиерей Георгий Голубцов, следственная комиссия сделала вывод о причастности к убийству экзарха по меньшей мере двух епископов: Леонида и Кириона, провозглашенного католикосом-патриархом автокефальной Грузинской церкви, и архимандрита Амвросия (Хелая). Следственное дело было прекращено из-за вмешательства благоволившей к грузинам вдовствущей императрицы Марии Феодоровны.

В Вольске не забыли своего викария. В городском архиве по сей день хранится телеграмма Вольского епископа Палладия, находившегося в Саратове, от 29.05.1908 г., адресованная благочинному Александру Знаменскому: «Распорядитесь завтра отслужить в Кафедральном соборе участием всего духовенства часов в двенадцать панихиду по убиенном злоумышленниками архиепископе Никоне, Экзархе Грузии. Годовое поминание во всех церквах Вольска».

При подготовке материала были использованы:

1. Священник Михаил Воробьев. Вольское викариатство в 19-м и 20-м столетиях. Электронный документ.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.