+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Чтобы не быть Иванами, родства не помнящими
Просмотров: 306     Комментариев: 0

Для прихожан храмов города 2 июня на Воскресенском кладбище г. Саратова прошла экскурсия. Провел ее председатель саратовского православно-исторического общества «Возрождение» краевед Евгений Леонидович Лебедев. Общество занимается поиском информации о судьбе репрессированных священнослужителей и мирян Саратовской епархии, их потомков. Людей, интересующихся историей своей семьи и родного края, становится все больше, и такие экскурсии для них — не только источник информации, но порой и стимул для начала собственных исследований.

Многие участники экскурсии здесь уже не в первый раз, потому что знают: работа историков и краеведов не останавливается ни на день, а значит, можно будет узнать о новых именах и фактах.

— Информация иногда поступает к нам самым неожиданным образом, — рассказывает Евгений Леонидович Лебедев. — В начале мая, когда мы пришли с волонтерами провести здесь первую уборку, ко мне обратился пожилой человек с просьбой присмотреть за одной могилой. Потом мы разговорились по телефону с его женой, и оказалось, что она из рода священников Серебряковых. Один из представителей этой династии — протоиерей Аркадий Серебряков — длительное время служил в Крестовоздвиженском монастыре нашего города, умер в 1914 году. Сегодня после экскурсии подходит другая женщина — представительница священнического рода Василевских. Она обещала показать фамильный склеп этой династии.

Поиск на старом кладбище осложняется тем, что свободно пройти можно только к могилам вблизи дорог. Благодаря помощи волонтеров молодежного отдела и прихожан многих храмов Саратова удалось привести в порядок участок рядом с могилой епископа Вениамина (Милова). Там захоронены наши священники-исповедники и монахини Крестовоздвиженского монастыря.

— Ребята распилили все упавшие деревья и вынесли их с этого участка. А там дальше еще больше деревьев, которые лежат десятки лет, и этой проблемой никто не занимается. Во многих городах старинные кладбища выглядят ухоженно — в Ульяновке, например, за этим следят курсанты военного училища. А на нашем Воскресенском кладбище в правой, самой старой, его части даже дороги ликвидировали — перед закрытием кладбища могилы располагали прямо на них, и проходы сузились до тропинок. Люди, которые там за некоторыми могилами ухаживают, даже мусор вывезти не могут, складывают его рядом — завалы уже высотой в метр, если не больше.

Несмотря на то что поисковая работа ведется на относительно небольшой территории, исследователи постоянно обнаруживают что-то новое. На безымянных могилах вдруг появляются новые таблички — например, «монахиня Агния, которая кормила голубей». Евгений Леонидович надеется, что удастся найти людей, установивших их, — вероятно, у них есть более по­дробная информация об этих усопших.

Поиск идет параллельно в архиве и на кладбище. Недавно исследователи обнаружили могилу женщины рядом с захоронениями трех известных саратовских протоиереев — Травницкого, Соловьева и Черникова. Надпись на табличке гласила: «Екатерина Шабнова». Проверили, нет ли такой в списке насельниц Крестовоздвиженского монастыря. Оказалось, что есть, все даты совпадают. Позже удалось выяснить, что монахиня Екатерина после возвращения из ссылки несла послушание во вновь открывшемся в декабре 1942 года Троицком соборе.

Захоронения священников и членов их семей определить несложно.

— Духовенство — немногочисленная группа людей, — объясняет Евгений Леонидович. — Священники в дореволюционной России имели определенные фамилии — например, «птичьи»: Соколовы, Лебедевы, Орловы, Воробьевы. Эти фамилии давали в 30‑е годы девятнадцатого столетия юношам из бедных сословий, когда они поступали в духовное училище, потому что в те времена фамилий у них вообще не было, только имя и отчество. Были и другие фамилии — Изумрудов, Бриллиантов, Мраморнов; есть версия, что такие фамилии давали отличникам. Мы знаем фамилии наших саратовских священников, и если видим, допустим, что на надгробии написано «Соколов», то это почти сто процентов кто-то из духовного сословия.

Захоронения монахинь, оказывается, тоже можно отличить. В частности, на могилы всех сестер Крестовоздвиженского монастыря, которые были похоронены до 1917 года, устанавливали прямоугольные каменные плиты с большим крестом и надписью с именем, количеством лет, прожитых в монастыре, датой смерти.

— Под такой плитой может покоиться не только монахиня, но еще жена или дочь священника, — поясняет Евгений Леонидович. — У меня две прабабушки лежат под такими плитами. Они из известняка, довольно прочные. К сожалению, не на всех плитах сохранились надписи, где-то они вообще замазаны цементом. Большинство надгробий священников в ХХ веке были осквернены. На могиле протоиерея Василия Лебедева, к примеру, был гранитный памятник с крестом и ангелочками по бокам — крест сняли, а ангелочков ломом выдрали. У протоиерея Павла Чудновского, умершего в 1910 году, был памятник в виде дерева с обрубленными ветвями — центральную часть памятника, где стоял крест, сняли и выкинули. На могиле протоиерея Михаила Соколова, долгое время служившего в храме Марии Магдалины в Саратове, был красивый кованый крест — сломали и погнули. Моя двоюродная бабушка Антонина Александровна Лебедева, жена протоиерея Сергия Траецкого, умерла в 1942 году, но и ее могилу осквернили, а памятник снесли. Только ее прямые потомки указали, где она похоронена. И таких примеров много. На центральных участках вблизи старой разрушенной церкви могил священников очень мало. Там в советское время, в 50–60‑е годы, стали хоронить элиту нашего города: врачей, ученых, артистов, летчиков. До нас дошли свидетельские показания, что захоронения духовенства на центральных участках были попросту уничтожены.

В планах краеведов — заняться изучением фамильных священнических склепов, существовавших до 1917 года. Для этого нужно продвигаться вглубь кладбища, и без помощи волонтеров в этом деле не обойтись. Члены общества принимают активное участие в восстановлении могил своих предков. В 2018 году восстановлены могилы священника Михаила Соколова и священников Ливановых. Многие саратовские храмы провели большую работу по восстановлению памятников и оград на могилах духовенства.

Экскурсия была продолжена до могилы саратовских мучеников, где отец Андрей совершил литию.

В завершение экскурсии собравшиеся зашли в храм в честь Воскресения Христова. Он был возведен здесь несколько лет назад, недалеко от места, где располагался старый кладбищенский храм, разрушенный в тридцатые годы. Хочется верить, что как возродился этот храм, так возродятся из небытия и имена людей, до последнего вздоха хранивших свою веру и свою историю.

Желающие принять участие в работе общества «Возрождение» или волонтерской работе по уходу за могилами священников могут обратиться к Евгению Леонидовичу Лебедеву по электронной почте: lebedx1@yandex.ru или в молодежный отдел 8–937–225–78–16 (Даниил).

Газета «Православная вера» № 11 (631)

[Подготовила Яна Степанова]

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.