+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Чтоб возрадовалось сердце
Просмотров: 1363     Комментариев: 0

…но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас (Ин. 16, 22) — так говорил Христос ученикам перед крестной Своей смертью, имея в виду Свое Воскресение из мертвых.

Мы знаем, что Он воскрес — потому-то мы и христиане; но как у нас дела с радостью?..

Непростой вопрос. С одной стороны, она есть, конечно, с другой — как ее не хватает, как часто мы ее в себе не находим, как по ней тоскуем, как разочаровываемся порой в себе самих, как унываем… Как легко, оказывается, отнять у нас ту радость, о которой говорил Спаситель!

Церковная жизнь, безусловно, должна быть для нас радостью. Богослужение — это ведь служба Богу, это наше торжество, ликование о Нем. Молитва — это беседа с Ним, а Он — сладчайший из собеседников. Теоретически мы это понимаем, а на деле — всегда ли это для нас так? Увы…

О радости жизни со Хрис­том, о ждущей нас радости пасхальной, о том, что нужно нам сделать, чтобы ответить на призыв апостола Павла — радуйтесь всегда в Господе, и еще говорю: радуйтесь (Флп. 4, 4), наша беседа с протоиереем Александром Домовитовым, настоятелем храма в честь Воскресения Христова на Воскресенском кладбище.

— Отец Александр, в нашей жизни, к сожалению, очень много нерадостного. И виноват ли человек, если не чувствует он каждую минуту своей жизни радости о воскресшем Христе? Реально ли это вообще для обычного человека? И, с другой стороны, какие же мы хрис­тиане, какие же мы Его ученики, если не озарена наша жизнь светом той радости, которую Он нам завещал? Как научиться радоваться, живя реальной жизнью?

— Не будем забывать, что Спаситель не только о радости говорил Своим ученикам, Он предупреждал их: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир (Ин. 16, 33). И разве Он Сам не претерпел скорбей? Разве не было Его величайшей скорбью предательство богоизбранного народа, заявившего: нет у нас царя, кроме кесаря? (Ин. 19, 15). И какой горечью наполнены Его слова об Иерусалиме: сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст (Мф. 23, 37–38). И кто из нас может вместить то страдание, которым переполнена Гефсиманская молитва?

Скорби — неотъемлемая часть нашей жизни. Вряд ли есть, вряд ли были когда-либо на земле люди, которые не знали, что такое скорбь. Что же касается радости, о которой говорит Спаситель накануне Своего страдания, — она ведь не то же, что поверхностное веселье. Она живет в сердце, а не в бурных эмоциях. Как часто человек, расстроенный, подавленный своими скорбями, пытается выбраться из негативного состояния — сам, собственными силами, без Бога, так, как будто Его нет. Человек ищет способы развлечься, расслабиться, устроить себе праздник… Но радость, которую он может таким образом получить, кратковременна. Повеселился, развлекся немного — и опять та же тяжесть, та же печаль, та же или еще хуже. Особенно это знакомо людям, которые привыкли заливать свои проблемы алкоголем… И что же делает человек? Он все это повторяет, чтобы еще на какое-то время от реальной жизни убежать.

А в церкви у человека совсем другой путь — путь к радости непреходящей. Когда же эта радость приходит? Когда человек примиряется с Богом. А примирение с Богом — это покаяние. Сердечная радость, которую обретает человек, открытый перед Богом, кающийся Ему в своих грехах, обретающий мир с Ним — это радость глубинная, тихая… Она с нами всегда, и в будни, и в праздники. Она бывает разной. Радость рождественских дней переживается, может быть, как более интимная, внутренняя, а вот радость Пасхи и Светлой седмицы — она не может внутри нас удержаться, ее слишком много для одного человека, она просится наружу: нам хочется со всем миром поделиться вестью о Воскресении Христовом.

И, конечно, эта радость — Божий дар. Мы не сами ее себе делаем, Господь решает, дать ее человеку или нет. Но мы должны помнить, что покаяние и радость — взаимосвязанные понятия: одно без другого не существует. Не может быть радости без покаяния и не может быть покаяния без радости.

— Покаяния без радости быть не может? Удивительно, ведь мы привыкли к тому, что покаяние — это боль, стыд, скорбь о грехах.

— Дело в том, что боль бывает разной. Бывает боль очищения от греха, исправления жизни, внутренней перестройки человека — да, это не может быть безболезненным процессом, это боль. Но это и надежда. Подлинное покаяние — это всегда надежда, вера, уверенность в Божией любви и помощи. А если в нашем покаянии надежды нет, то это не покаяние, не раскаяние перед Богом, это бесплодное самобичевание или холодная констатация факта: вот, согрешил тем-то и тем-то. Покаяние — это когда человек в простоте сердца приходит к Богу, как маленький ребенок к отцу, чтобы сказать: папа, я виноват, я неправильно сделал, прости меня. И никто этого маленького человека не заставлял так поступать, он это делает, движимый совестью, и отец рад этому. И точно так же свободно, по любви мы должны приходить к Господу, который Сам сказал, что на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15, 7). Отец наш Небесный радуется, прощая, а мы радуемся прощению — вот это и есть радость покаяния, торжество любви. А дальше — если мы не оставим своего труда над собой, не сойдем с найденной дороги — свобода от греха, чистота, свет и радость. Преподобный Серафим Саровский каждого встречал словами «Радость моя, Христос воскресе!» — и сколько людей воодушевлял этой своею радостью. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21) — говорит Господь, и в саровском старце оно уже было — Царство Божие. А где Господь, там всегда радость. Его царство — царство радости.

Но каков был внутренний подвиг преподобного Серафима, каковы были его труды — мы этого до конца все равно не узнаем никогда, хоть нам и известно что-то внешнее — что он молился на камне и т. д.

— Значит, радость — с одной стороны, Божий дар, с другой — плод труда нашего?

— Конечно. Сердце человеческое — тот же огород. Мы все понимаем, что недостаточно просто семена бросить в землю, чтобы получить плоды — нужно полоть, поливать, ухаживать, и нужно ждать — необходимо терпение. Так и радость наша — всегда плод терпения и труда. Беда наша в том, что мы хотим всего сразу. А Господь именно к терпению нас призывал, говоря о Своем Царстве: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва (Мк. 4, 26–29).

— Радостный человек — это всегда человек добрый, любящий, а унылые, угрюмые люди добрыми не бывают, почему так?

— Господь Сам говорит о том, что любовь к Нему от любви к ближнему неотрывна: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Значит, и радость о Господе неразрывно связана с отношением к ближнему. Было Прощеное воскресенье, мы все просили прощения друг у друга, но у многих из нас все равно где-то там внутри осталась обида… А с нею нельзя жить. Ее надо изживать. Пока она в нас, мы не получим радости.

— Почему так бывает: шел человек к Пасхе долгой дорогой поста, пришел, дождался… а радости нет?

— Потому что Великий пост — это не просто ожидание Пасхи. Пост нам дан для того, чтобы мы что-то делали, готовили себя к ней. Вот, мы все слышим в храме молитву святого Ефрема — дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми; мы кладем земные поклоны, как положено, но стараемся ли мы сами исполнять то, о чем говорится в этой молитве? Мы просим помочь нам справиться с празднословием, а потом идем в Интернет, во все эти социальные сети, множим и множим там пустые слова, даже не осознавая, что вот оно — то самое празднословие, лишающее внимания ко внутренней, духовной жизни. В результате наши ум и сердце заняты чем угодно, только не главным.

Где Крест — там и Воскресение. Где страдание — там и радость. Где пост — там и Пасха. Пасха неизбежна, но от нас требуется терпение. И нужно просить помощи у Господа, поддержки, нужно сказать: Господи, у меня есть сердечное желание, стремление этот путь пройти, но собственные силы мои невелики, помоги мне.

Источник нашей радости, Источник неисчерпаемый — Христос. Именно Он — цель нашего поста. Именно к Нему мы должны приблизиться. А как мы приблизимся к Нему, если мы в грехах своих не каемся? Если мы рассеяны и не сосредоточены на главном — на состоянии своей души? А потом приходит Пасха, и мы, разочарованные, спрашиваем себя, почему не чувствуем радости.

— Но как сохранить в своем сердце радость, когда жизнь обрушивает на нас удар за ударом, и в Великий пост, и подчас в самое Святое Воскресение?

— Мы не можем радоваться ударам, потерям, скорбям, это для нас противоестественно, и не нужно этого от себя требовать. Но христианин должен быть готов отнестись к произошедшему как к Промыслу Божиему. Принимать волю Божию о себе без ропота — это наше послушание Ему. Именно тогда, когда мы принимаем ее так, мы в конечном итоге получаем плод радости. А когда сопротивляемся, наш плод — печаль, уныние, тоска. Господь нас, уверовавших в Него, воспитывает постепенно, он посылает нам испытания в такой последовательности, в какой мы их можем принять. Раз Господь послал это нам сейчас, значит, мы можем справиться.

Фото Андрея Самохина

Газета «Православная вера» № 06 (602)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.