+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской епархии
По благословению митрополита Саратовского и Вольского Игнатия
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Церковные профессии: регент
Просмотров: 7917     Комментариев: 0

«Ты послушай, как поют! Словно ангелы с небес спустились!» А я и слушаю. Льется с высоты, заполняя весь храм, Херувимская… Хор саратовского храма Покрова Божией Матери сегодня по праву считается одним из лучших в епархии. В конце прошлого года регентом хора стал Михаил Толчин.

Михаил ТурчинОн как сейчас помнит свою первую службу в Покровском храме — это был праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

— За себя не боялся, но все-таки переживал: как хор меня примет? — вспоминает Михаил. За его плечами — высшее профессиональное музыкальное образование (дирижерско-хоровое отделение Саратовской консерватории), немалый и певческий, и регентский опыт. Петь в церковном хоре он начал еще в родном Новороссийске, в кафедральном соборе. Потом приехал в Саратов, поступил в консерваторию. Как сам признается, никогда не думал, что будет регентом — учился-то в светском заведении, видел себя руководителем большого хорового коллектива. Но вот что примечательно: в качестве дипломной работы Михаил выбрал произведение Римского-Корсакова «Сказ об Алексее, Божием человеке»… Параллельно учебе в консерватории развивалась и его православная певческо-регентская профессиональная биография. Пел в хоре храма во имя Серафима Саровского, через некоторое время его поставили там регентом. Потом перешел в храм Рождества Пресвятой Богородицы, затем пел в Архиерейском мужском хоре. После этого пригласили регентом хора в Покровский храм.

Если говорить точнее, то сегодня Михаил является регентом двух хоров храма: правый хор поет в дни церковных праздников, левый — в будни. Оба хора вместе — это 40 человек. В основном студенты областного училища искусств, консерватории, возраст достаточно молодой. Встречаются среди хористов и представители старшего поколения: как правило, это вокалисты из оперного театра. И неизвестно что сложнее: работать с молодежью, пока еще только получающей профессиональные азы, или со сформировавшимися профессионалами с устоявшейся манерой пения, тем более что концертное исполнение отличается от церковного.

— Переучиваться всегда сложнее, чем учиться, что называется, с чистого листа,— считает собеседник,— молодой ты или маститый, есть опыт или нет — хор должен петь как один человек. Вот именно такого звучания я и добиваюсь.

Я попросила Михаила конкретизировать, каким же всё-таки по его мнению должно быть в идеале пение церковного хора: по звуку, по динамике исполнения. Ведь общеизвестно, что традиция церковного пения разнится не только по городам, но даже по отдельным храмам. Где-то она ближе к концертно-академической, а, например, в Воронежской области мне довелось на литургии услышать непривычное для нашего слуха практически народное пение так называемым «белым» голосом.

— Для меня идеал церковного пения — это простота звучания,— говорит регент.— Песнопения недопустимо «украшать» вольной фразировкой, замедлениями темпа, излишней динамикой. Экспрессия, безусловно, должна присутствовать — но она должна быть внутренняя, сдержанная. Я от музыкантов хора требую исполнительской сосредоточенности и погруженности в музыкальный материал. Ну, а самое главное — я стараюсь добиться от хора молитвенности в песнопениях.

Сегодня даже не верится, что еще меньше года назад перед регентом Михаилом стояли отнюдь не задачи творческого плана. Потому что в первую очередь новому регенту пришлось привнести во вполне сформировавшийся хоровой коллектив свое видение дисциплины рабочего процесса. Его девиз: «Чтобы в хоре был порядок». Педантичный и пунктуальный сам, он не терпит недисциплинированности, необязательности. Музыканты — люди творческие, в рамки дисциплины их поставить трудно… Но уже через месяц после начала работы такое явление, как случаи опоздания на спевку, кануло в лету. Интересуюсь, что за репрессивные методы применялись — может, штрафы?

— Нет, до штрафов дело не дошло,— улыбается Михаил.— А вот предупреждения были. Оказалось, таких мер вполне достаточно. Но главное не это. Сейчас я вижу: людям интересно работать. Поначалу, помню, на спевке (а она должна длиться два часа) просили: а давайте без перерыва, в полтора часа управимся — и по домам быстрее! Ну, а теперь наоборот: просят — может, отдохнем, а потом еще позанимаемся. Никто домой пораньше уже не торопится.

Строг регент и в отношении внешнего вида своих подчиненных, неукоснительно добиваясь того, чтобы прекрасная половина хора приходила на работу только в юбках и с покрытой головой. Все разговоры новеньких хористок на тему «да нас и не видно, в чем мы там поем» Михаил прекращает на корню:

— Видно, не видно — суть-то не в этом. Я всегда в таких случаях говорю: в храм вы не ко мне приходите, а к Богу. Да и для прихожан вы уже «люди храма», так что будьте добры соответствовать! Как правило, второй раз к этой теме возвращаться не приходится. И знаете, я заметил: чем дольше человек в хоре, тем меньше в нем этой «светскости» становится. Он и внешне, и внутренне меняется. Многие приходят к вере, принимают крещение. Такие случаи есть и среди наших хористов.

Основа репертуара хора — русская церковная классика (Чесноков, Бортнянский, Калинников), монастырские напевы… Где достать ноты? Сегодня эта проблема не стоит так остро, как несколько лет назад. Регенты обмениваются музыкальной литературой между собой, с недавнего времени нотные сборники поступают на епархиальный склад. С благодарностью говорят саратовские регенты и о Владыке Лонгине, который заботится о пополнении нотных библиотек епархии.

— Я хорошо помню времена, когда такого количества и разнообразия репертуара церковной хоровой музыки просто не было,— рассказывает Михаил,— а значит, и у регентов было гораздо меньше возможностей. Ведь служба — это не просто круг определенных песнопений. Регент должен подобрать их так, чтобы они и друг к другу, и к характеру службы подходили. Праздничная литургия требует более торжественного музыкального оформления, постовая служба — аскетичности и углубленности тональных и гармонических средств выражения.

Может быть, для кого-то это окажется новостью, но музыку для церковных служб (не путать со светскими музыкальными произведениями на церковные сюжеты!) пишут и современные композиторы. Мне было интересно, как относится к современной церковной музыке собеседник. Оказалось, со своим «теоретическим» вопросом я опоздала: в практике регента Михаила Толчина уже есть опыт включения «Стихиры на освящение воды» нашего современника — московского композитора Печенкина — в крещенскую службу. Это произведение написано в традиционной манере, и вряд ли рядовые прихожане смогли выделить его из череды остальных. Те же, кто хорошо знает церковную музыку, это репертуарное приобретение хора оценили с самой положительной стороны. Если же говорить о веяниях современности в целом, то уверена: больше всего достижениям технического прогресса радуются именно регенты. Сегодня, когда есть компьютер и ксерокс, даже страшно вспомнить, как регенты прежних времен готовились к службе без этих незаменимых помощников. Ведь надо было не только переписать, но и размножить в достаточном количестве все нотные партии. Одна толстая папка с нотами — на пюпитре у регента, и еще как минимум по такой же папке нужно приготовить на хористов по партиям: бас, альт, тенор, сопрано… Как рассказал Михаил, к каждой службе сегодня он готовит как минимум девять комплектов, а для спевок их требуется еще больше.

Покровский храм — единственный, пожалуй, в Саратове, где хор поет не внизу, на клиросе, а на специальном высоком балконе на противоположной от алтаря стене — хорах. Такое местосторасположение невидимых прихожанам хористов только усиливает эффект поистине ангельского пения, льющегося с небес. Храмовая акустика творит чудеса: как рассказал Михаил, при пении на хорах «скрадываются» все исполнительские погрешности, звучание получается удивительно чистым и благородным. Кстати, именно по этой причине спевки на хорах проводить не рекомендуется, ведь во время рабочего процесса регент должен услышать и убрать все «грязные» ноты. О нотах: не сразу, но Михаилу удалось уйти от светской практики пения стихир, тропарей и ирмосов по нотам. Сегодня все хористы в Покровском знают церковные гласы наизусть.

Как я уже говорила, в хоре много студентов. Понятно, что, получив диплом, кто-то хор покидает. Становится ли это проблемой для регента?

— Да, поначалу это тормозило процесс, надо было спешно искать замену,— вспоминает Михаил.— Но сегодня такой проблемы, в общем-то, уже и нет. Бывшие студенты разъезжаются из Саратова, уходят в декрет, и это естественный процесс. Но их место недолго остается вакантным: претенденты на него сами к нам обращаются, и я уже выбираю — подходят они нам или нет. При этом для меня одинаково равны как профессиональные качества — хороший голос, умение читать хоровую партию с листа, так и человеческие — ответственность, коллективизм, доброжелательность.

Лето — пора каникул и отпусков, и церковные хоры не исключение. Что же делать, чтобы качество звучания хора не страдало? У регента Покровского храма всё под контролем: графики летних отпусков обязательно согласовываются заранее, а с 15 августа хор приступает к работе в полном составе: впереди ответственные службы в праздники Преображения и Успения.

…Хористы уже собрались на спевку, наш разговор с Михаилом пора было заканчивать. Напоследок я задала традиционный вопрос о профессиональных планах.

— В этом году хотелось бы выступить на концертной площадке,— поделился задуманным Михаил.— Еще полгода назад говорить об этом было бы преждевременно. Но сейчас, когда хор, по признанию специалистов, вышел на новый уровень исполнительства, очень бы хотелось показать широкому слушателю и наш коллектив, и красоту церковной музыки.

Маргарита Крючкова

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.