+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Абсолютный Дух и бабкина коза
Просмотров: 1792     Комментариев: 0

О вере интеллигентской и не только

 

Олесю Николаеву, поэта, прозаика, яркого публициста и парадоксального мыслителя, автора многочисленных книг, посвященных проблемам бытия Православия в современном мире, лауреата Патриаршей премии в области литературы, не нужно представлять нашему читателю. Каждая ее книга — это смелый, свободный и прямой разговор о самом главном — основании нашей веры.

В новую книгу Олеси Николаевой «Прямая речь. Откровенно о главном» вошли тексты разного характера. Тут и стенограмма выступления перед В. В. Путиным на его встрече с писателями в октябре 2009 года, и изящные зарисовки с натуры («Французские картинки»), и горячий, совсем не академический спор с Чеховым («Мучитель наш Чехов»), и рассуждения о том, «возможен ли юмор в Православии», и размышления о языке искусства («Художественный образ в православной миссии»). Есть здесь и смелое обличение — нет, не культуры, но того разнузданного кощунства, которое нам предлагают в качестве новой «интерпретации» жизни Спасителя апологеты творческого самоутверждения без границ («Творчество или самоутверждение?»).

Публицистика, а точнее, проповедь Олеси Николаевой обращена и к верующим православным христианам, и к той части «полуверующей» интеллигенции, которая как бы застыла на пороге храма, не решаясь через него переступить, и вглядывается в него ревнивым глазом — своими спинами, быть может, загораживая вход тем, кто только начинает свой путь воцерковления.

Этим людям, да и всем нам необходимо напомнить о таком простом понятии, как кощунство. Современный мир деланно сокрушается о том, что теперь нельзя безнаказанно оскорблять чувства верующих. А кто их, этих верующих, знает, что они там чувствуют? Да и мы, верующие, как это следует из публикаций околоцерковных СМИ, несколько растерялись, якобы оказавшись в положении «великих инквизиторов», и просто не знаем, как правильно реагировать на те «культурные феномены», которые, по сути дела, паразитируют на священных для нас образах и сюжетах. Олеся Николаева рассматривает эти феномены прежде всего как явления искусства и оценивает их, исходя из его же законов. И оказывается, что за богоборческим пафосом современных нонконформистов стоит вполне прагматическая и даже утилитарная установка: кощунственная переделка священных сюжетов «обеспечивает им уже готовый сюжетный каркас, задает масштаб, сулит своим заведомым драматизмом придать значительности самым плоским и заурядным авторским мыслям и обеспечивает маркетинг». За всем этим стоит «агрессия, невежество, безвкусица и, наконец, просто литературная несостоятельность, рождающие беспросветное унынье».

Статья Олеси Николаевой была написана в 1998 году по поводу публикации на русском языке целой серии богохульных романов, но ее аргументы актуальны и сегодня и, на мой взгляд, должны быть понятны не только верующим, но и всем, обладающим живым художественным вкусом.

Живое чувство прекрасного, детское удивление, христианская простота, умение посмеяться над собой и непоколебимое стояние в вере — все это делает проповедь Олеси Николаевой подлинно горячей и отнюдь не легковесной.

Художественный образ, шутка, анекдот нужны ей не для придания своему тексту соблазнительной легкости, а для того, чтобы донести до читателя глубокую и сложную мысль. Например, в статье «О верующем сердце, Промысле, Ангелах, святых и Заступнице Усердной» Олеся Николаева рассматривает два типа религиозности, которые часто предстают в нашем информационном пространстве в виде образов-эмблем: сложно чувствующего интеллигента, читателя Бердяева и Ницше, скептика и защитника либеральных свобод, который вслед за Гегелем на месте Бога представляет некий Абсолютный Дух, и какой-нибудь бабушки-старушки в темном платочке, которая озабочена поисками, скажем, пропавшей козы и с этими-то «смехотворными» проблемами и обращается к Богу. Олеся Николаева сталкивает эти образы напрямую в споре с воображаемым оппонентом.

«— Не будет тебе Абсолютный Дух искать бабкину козу, — важно заявляет мой приятель.

— Будет, родненький, будет! Господь милостив! — кричит ему в ответ бабка. — Но пусть не Он Сам, — сдается она, — пусть Николай Угодник поищет, пусть Михаил Архангел придет на помощь, пусть хоть Флор и Лавр пошукают!»

За этим комическим диалогом — два фундаментальных религиозных мирочувствия. Первый тип предполагает веру в Бога как в некую умозрительную идею, Бога философов, который не может и не должен вникать в дела Своего творения, потому что обитает «там, наверху, отдельно, самозамкнуто, как вещь в себе». А второй тип религиозности предполагает, «что вся жизнь — это история отношений с Богом и Его святыми».

Однако омертвелая вера в Бога, Который закрыт от Своего творения, может проникнуть и за церковную ограду, и тогда возникают разного рода религиозные мутации, о которых Олеся Николаева пишет в статье «В чем наша вера. Штрихи к портрету современной российской религиозности». Речь идет не только о суевериях, связанных с тем, какой рукой передавать свечку, какие секретные манипуляции, о которых «умалчивают церковники», нужно проделать с богоявленской водой, чтобы она стала целебной, и с запретом есть круглое в Иванов день, но о вещах более фундаментальных. Автор пытается разобраться в том, что порождает «религиозный фон, способствующий возникновению все новых и новых суеверий, пытающихся подделаться под Православие». Эти суеверия возникают от «смутного неверия в Промысел Божий, в Самого Спасителя. <…> При этом духовная жизнь часто сводится к “технике обороны” от силы вражией». Этому духовному недугу подвержены не только «бабушки в платочках», но и вчерашние утонченные интеллигенты, а ныне неофиты-опрощенцы. И те, и другие убеждены, что есть в Церкви какая-то неполнота, что церковная благодать оскудела, что священство скрывает от народа какие-то тайные и особенно сильные молитвы. И справа, и слева «растет недоверие к Церкви как к институту, распространяется пренебрежение к иерархии, расшатываются церковные устои. Тело Христово воистину оказывается “ломимым”».

Охранительная псевдорелигиозность особенно опасна тем, что застигает нас врасплох, маскируясь «под свое» — под традиционное церковное благочестие, под патриотизм, под смирение и покаяние, отсечение воли, поиск святости. И только трезвение помогает разглядеть в этих поползновениях тот самый дух ереси, который толкнул нашу страну в пучину церковного раскола и октябрьского переворота.

Олеся Николаева призывает верить чудесам не ложным, но настоящим. А они повсюду: в удивительных находках и встречах, исцелениях безнадежных больных, совершенных по молитве любимых и таких родных наших святых. В подлинной вере нет ни страха, ни смущения, ни одиночества. «Может ли верующий человек быть одиноким, если он может увидеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому (Ин. 1, 51)?»

Новая книга Олеси Николаевой — это взволнованный рассказ о реальности Божьего присутствия в мире, о бесконечном доверии Богу, книга-свидетельство «о дивном присутствии, помощи, утешении», которые посылает Господь человеку, «то под видом <…> неожиданных подсказок, даров, то в сердечном откровении от святых».

Газета «Православная вера» № 18 (542)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.